and these silly things I like to dwell on
14 February 2011 @ 9:33am

etiquette rules

Объявление

Сделать таблицу

Строк: Ячеек: RusFF ©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » etiquette rules » административное » teachers


teachers

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Учителя - это те люди, которые не только владеют мастерством письма, но и могут научить этому тех, кто в этом нуждается.

Для того, чтобы стать Учителем, вам необходимо выложить, по возможности, последние ваши работы: анкеты, квесты, сюжеты и посты. Возможно в двух-трех экземплярах.

0

2

примеры работ|...

Могут быть отчепятки! (стараюсь писать без них, завтра перепроверю грамотность.

анкета на существующего человека|...

1. Имя/Фамилия
(Пишите имя и фамилию на английском и на русском, чтобы в игре не было проблем с произношением вашего имени или фамилии)
Atsushi Sakurai
Ацуши Сакураи

2. Возраст
(Если вы играете за 30-ти летнего персонажа, то пожалуйста играйте как положенно)
44 года
7 марта 1966 года (рыбы, год Лошади)

3.Пол (только м\ж, средний род не принимается)
Мужской род, единственное число

4.Орентация (би/гомо/гетеро)
Микс

5. Внешность
(описать подробно, достоинства, недостатки, особые приметы, предпочтения в одежде + фото. Не менее 10-12 полных строк)
Дьявол во плоти, брюнет от природы, ростом 1.77, телосложение на первый взгляд покажется хрупким, на самом же деле он крепок. Выразительные карие глаза, волнующие губы четко очерчены. Шелковые черные волосы придают, и без того дьявольскому образу, еще больше мистики, приковывая взгляды. Движения стремительны, но в тоже время грациозны и плавны. Изгиб бровей манит, одновременно предупреждая, что мужчина опасен, что и проскальзывает в соблазняющем взгляде.
Голос бархатный, от чего хочется, что бы мужчина не переставал говорить. От чего грубость звучит комплиментом.
Мужественности из-за своей элегантности не теряет.
В молодости имел длинные волосы, шелком спадающие ниже лопаток, сейчас же их обстриг. Теперь они достигают лишь плеч. Хотя от этого слащавый парень превратился в соблазнительного мужчину.
В общем, Сакурай притягателен и импозантен. Но притягательность хранит в себе опасность. 
Имеется шрам от операции, довольно неприятный след на низе живота мужчине, по правой стороне, отличается более светлой кожей, чувствительной. Проколот левый сосок, не очень удачно, но проколот. Именно поэтому и по психологической травме детства, Атсуши никогда не обнажает свой торс, даже в жару. Имеется татуировка в виде кошки, небольшая, в очень личном и потайном месте: на внутренней стороне бедра, ближе к паху, практически скрываемая мошонкой. 
В одежде предпочитает простоту и статность. В цветовом плане, его любимые цвета: белый, красный и черный, мужчина их и придерживается. Но так же, часто замечается в серой. Допускает элементы серебра и роскоши. Из обуви носит лишь туфли. 
--[/url" http://s60.radikal.ru/i169/1006/80/f9df14d4b6ect.jpg[/img] http://i035.radikal.ru/1006/4c/ff1f40607c3bt.jpg

6. Характер.
(Описывайте чётко и конкретно, именно тот характер, который вы в силах отыгрывать. 8-10 строк- минимум)
Девиз жизни: свобода.
Раскованное и непринужденное поведение на сцене сменяется скромностью за кулисами. Полагается во всем на чувства, от чего кажется неуравновешенным. Щедрый, заботливый и дружелюбный. Но склонен жалеть себя. Любит тайны, мистику и мечты. Живет в своем каком-то мире, мире грез, который, может быть, на время концертов или съёмок клипа, пересекается с реальностью на короткое мгновение. Принятие решений дается с трудом по причине переменчивости. Переменчивость же характер приобрел из склонности Рыбы полагаться во всем, в принятие решений, на чувства, интуицию. Как человек легко уязвимый эмоционально, может выйти из себя.  Его гнев таит в себе что-то необузданное. Сакурай при всем своем артистизме и необузданности, мужчина романтичный и ранимый, «за кадром» зависим и слаб. Нерешительный, но заботливый, по причине сострадания к другим. Но так же, мужчина  и эгоистичен, вмешиваясь в дела других ради своего блага. Материальное положение (как свое, так и чужое) не имеет для него значения, может, это по причине того, что сам мужчина довольствуется малым. Так же, он лишен амбиций, но счастливый шанс не упустит. Хоть и романтик, но редко ревнив, лишь легкораним. Мечтатель, но лишен предрассудков. Эмоционально участвует во всем, что делает. Весьма независимый, но при влюбленности данное качество почти стирается. Из сильных чувств, что может выпасть на долю человека, только любовь поглощает мужчину целиком. Его страсть влюбленности бывает сильна настолько, что он порой становится безразличен ко всему остальному, сосредотачиваясь лишь на своих переживаниях, от чего часто терпел фиаско не только на любовном фронте. Однако умеет приспосабливаться к требованиям, что предъявляет пассия по мере развития отношений. Что же касается ненависти… Аристократичность сдерживает. Ненавидит мужчина воспитанно. То есть, холодно и не показывая данного чувства открыто.
И не смотря на все выше сказанное, Атсуши прежде всего сильный волей мужчина, любящий зрелища. Пускай доверчивый в любви, но опора для близких. Румянец неловкости, скромности или стеснительности, на публике не увидеть, ведь это все он прячет глубоко в себе. Чувствительный, но этого никто не видит… Ранимый и жутко упертый. Не говоря о рассеянности и любви к красивым врединам. К себе? А еще!, весьма впечатлителен, может расплакаться от вида животных. К слову, стеснителен, не позволяет касаться себя незнакомым людям без необходимости. Еще он вредный. Сближается крайне трудно. С врачами тем более. 

7. Биография
(Довольно важный пункт. Описание не менее 13-15 полных строк + как вы и по какой причине попали в нашу психушку  + используйте свою фантазию, пишите сами, плагиат не приветствуется ==)
Атсуши родился в Gunma Japan. Закончил высшую школу Takasaki марте 1984 г.
Начинал ударником, но вскоре стал вокалистом и лицом Buck-Tick. Отец умер, когда Атсуши было 19; мать умерла в 1991 г.; старший брат женат.
Семейное положение: второй брак в 2004 (в 1991 ~ 1992 гг. был женат на стилисте группы, есть ребёнок).
Обожает кошек и машины. Обожает сигареты(Kool) и алкоголь(креплёное красное итальянское вино). Пить бросать отказывается из-за умершего отца. Отец тоже пил, и Атсуши считает любовь к алкоголю связующей их нитью.
Хотя у Атсуши здоровье в принципе не очень. Впервые проблемы с голосом возникли где то в середине 1990-ых и доктор ему тогда сказал перестать и пить, и курить, чего он конечно же не сделал. Недавно опять были какие-то проблемы и снова с голосом и уже второй раз доктора заявили ему, что следует бросить вредные привычки. Но, не смотря на то, что он чувствовал себя немного виноватым не последовав советам докторов, он все-таки не прекратил.
По сей день нежно любит свою мать, которой и посвятил такие песни, как Jupiter, Sakura и Killed by the Sun.
Сакурай так же играет на саксофоне и скрипке.

В детстве имела место быть психологическая травма, связанная с отцом. Как признается сам Сакураи, самые его нежеланные воспоминания связаны с детством. Поскольку отец был алкоголиком, то дома семье доставалось. Не только матери, но и детям. Но не смотря на следы побоев на теле подростка, что скрываются призраками и сейчас под одеждой мужчины, Атсуши всегда защищал свою семью от нападков, держа проблему насилия в секрете. Это не могло не оставить следа.
Был весьма привязан к нежно любимой матери, чью смерть оплакивает по сей день. Плачет, кстати, каждый день(известно из интервью). Как музыкант, Сакураи работает и живет очень напряженном графике и режиме, не говоря уже о тягостных мыслях, что наполняют его голову. Да и брак вот не клеится…

Это было в будний день. Он просто не появился на репетиции. Нашли мужчину далеко за пределами города. Машина стояла на краю обрыва. Сам же Сакураи, спотыкаясь и падая, скользя по сырой от ливневого дождя земле, своенравно шел к бушующему океану.
По дороге в город он плакал навзрыд и рвался вылезти из машины, еще он разговаривал с матерью… Казалось, все в порядке.
Однако неделю спустя, знаменитый вокалист пытался вскрыть себе вены в гримерной. После этого инцидента, верный его друг Имаи Хисаши, обеспокоенный возможной потерей такого кладезя талантов, в не первый раз положил друга в психиатрическую лечебницу. Даже не подозревая, как глубоки травмы психики Атсуши, познавшей неразделенную любовь, крушение мечты, трудное детство.   

8. Должность в жизни
(Кем является ваш персонаж в жизни?)
Вокалист и автор большинства текстов песен группы BUCK-TICK

9.Связь с вами
(ICQ, skype, и.т.п)
… Живые средства и пронырливые: Иноран и Джун.

10. Частота посещения
(Как часто вы сможете посещать ролевую)
Могу два раза в неделю. А зависит – от игры.

пример анкеты выдуманного персонажа|мужчина...

[1. Имя/Фамилия
(Пишите имя и фамилию на английском и на русском, чтобы в игре не было проблем с произношением вашего имени или фамилии)
Katsuki Sakurai/Кацуки Сакураи
Полное имя: Кацуки-Аи

2. Возраст
(Если вы играете за 30-ти летнего персонажа, то пожалуйста играйте как положенно)
24 года
17 августа 1986/93 года (лев, Тигр/Петух)

3.Пол (только м\ж, средний род не принимается)
Мужской

4.Орентация (би/гомо/гетеро)
Как бы гетеро, но есть один пациент мужчина…

5. Внешность
(описать подробно, достоинства, недостатки, особые приметы, предпочтения в одежде + фото. Не менее 10-12 полных строк)
Презентабельный молодой мужчина ростом выше среднего. Карие глаза-хамелеоны очень темны, кажутся черными, но иногда превращаются в янтарь, стоит только задеть расчетливый и холодный ум мужчины желанию. Черты лица остры, но длинные волосы чудесным образом их сглаживают, делая Кацуки изящно женственным, но не до хрупкости. Но каждый четко рассчитанный жест Сакураи, выдает в нем истинного мужчину.  Разрез глаз специфичен тем, что сочетает в себе и восточные черты, и европейские, неуловимо, но эффектно и красиво. Кацуки правда при этом не полукровка, просто отец был красивым. Телосложение жилистое, к полноте не предрасположен, иначе бы уже был круглым от своих любимых чипсов. Аристократично бледен, предпочитая подчеркивать это качество черной одеждой. Предпочитает классический стиль. Следуя основам древнего искусства очарования женщин, следуя амплуа дамского угодника, Кацуки всегда ухожен: при маникюре, и довольно умело обращается с декоративной косметикой. Любит играть с внешностью, но предан длинным волосам, поэтому лишь иногда пропускает в темном шелке волос яркие всполохи прядок-змеек. Недавно пустил белую по левой стороне.
Имеются и «отличительные знаки» на теле. Например, тутуировка в виде восточного дракона в облаках на левом плече. Вообще, экспериментатор и новатор: не побоялся сделать себе интимный пирсинг и проколоть соски. Так же проколоты и уши. Была проколота бровь, но произошла неприятная история, и теперь можно заметить небольшой шрам на том месте. Начата выбиваться татуировка в основание шеи. В детстве баловался с огнем, от чего и остался ожог на правом боку. Ожог занимает почти весь бок мужчины, но не делает стройное тело мужчины уродливее. Скорее это тот самый редкий случай украшения. 
Часто фотографируется, при этом не работая моделью. Секрет во внешности. Сильно похож на знаменитого японского певца, Ацуши Сакураи.   
http://i066.radikal.ru/1006/7c/6fdcb4771d12t.jpg http://s44.radikal.ru/i103/1006/0a/83bda7c086f1t.jpg http://s48.radikal.ru/i122/1006/97/9e252b7e6778t.jpg

6. Характер.
(Описывайте чётко и конкретно, именно тот характер, который вы в силах отыгрывать. 8-10 строк- минимум)
Не смотря на холодность и расчетливость, даже отчужденность, очень игрив. Весьма мистичен, но скорее в своем поведение, ведь всегда остается каким-то ускользающим. Хотя еще отличается вспыльчивостью, которую разум не всегда может подавить или контролировать. Вкус к риску у Кацуки  в крови с детства и доходит часто вплоть до безрассудства, до неосознанных действий. Это качество может привести к катастрофе. Может привести такого успешного и своевольного лидера-начальника к провалу. Трудно сопротивляться его магнетизму. Естественная власть дает ему преимущество. Кацуки горделив и своеволен, не любит повиноваться, но заставляет сглупить других. Его уважают. Никто не осмеливается сказать ему правду. И даже тогда, когда его пытаются убить, его уважают и почитают.
      Если такому яростном мужчине удается поразмыслить прежде, чем действовать, и внять совету быть осторожным, он достигает большего успеха. Борец по своей натуре, резкий и вспыльчивый, он способен пожертвовать собой ради дела. Упорный и упрямый, сутяжный и мелочный, он часто находится с кем-нибудь в конфликте. Эгоист в мелочах, способен на бескорыстие в делах великих. Недоверчив.
Лидерство и новаторство придают характерный знак гороскопа и норв года рождения, презирает установленную власть, иерархию и консервативные умы. Парадоксально, но он может отступать перед принятием важного решения вплоть до того момента, когда его принимать уже поздно. Сакураи - человек необыкновенного действия и исключительной судьбы, неожиданных ситуаций. Это воин, чувствительный, эмоциональный и способный на глубокие размышления, сильную любовь. Но будучи очень страстным, он редко бывает счастлив в любви.
Очень упрям и меняет свою жизнь постоянно, иногда играя, иногда совершенствуя. Исключительно честный обладатель острого чувства собственного достоинства. Любит восхищение и роскошь. Контрастен, ибо с одинаковым успехом привлекает людей свое неординарностью и душевным теплом и отталкивает излишней порой прямолинейностью, хотя в связи с выбранной профессией эта черта начинает теряться. Щедрый и самоуверенный. Бывает хвастлив и требует повышенного внимания к себе. Не смотря на внешнюю уверенность в себе, отчаяннее нуждается в уважение и любви. К слову, романтик, почитатель старых правил. Сближаясь с человеком, предельно открыт и доверчив. Любит, когда к нему прислушиваются.  Принимает людей такими, какие они есть, ответственный. Но власть ему лучше не давать в руки, становится деспотичным и порой жестоким. Даже через унылый и «колючий» всеобщий образ Кацуки проскальзывает его жизнерадостность и веселость.

7. Биография
(Довольно важный пункт. Описание не менее 12-15 полных строк + как вы и по какой причине попали в нашу психушку  + в какой специальности вы ориентирующийся, почему захотели стать врачом )
Родился Кацуки в 1986 году, в окрестностях Токио. Мать скончалась при родах, отец был и остается неизвестен, от него осталась лишь фамилия. Воспитывался первые семь лет своей жизни дедушкой, который привил Сакураи любовь к животным и природе. Затем попал в детский дом, где жизнь была горька. Несколько раз предпринимал попытки сбежать из приюта, но каждый раз все оканчивалось трагично для его тела. На спине по сей день видны следы розги. С детьми не ладил, не смотря на игривость и общительность характера. Отвержение в переходном возрасте обществом сыграло свою роль и в характере Кацуки, и в его жизни. Так он погрузился в мир книг и музыки. Даже участвовал в музыкальном коллективе, где был автором лирики и вокалистом. Играет на гитаре и занимается рисованием, завел недавно кошку и кролика.
Именно начав изучать труды Фрейда, понял с чем свяжет свою жизнь.
Выпустившись из детского дома так и ни кем не присмотренный и ничего не знающий о родственниках, отправился в Токио. Будучи развитым и подкованным в психологии, поступил в Токийский медицинский университет с первого раза. В Токио жизнь Сакураи наладилась: появились знакомые, женщины, вечеринки, единомышленники, деньги. В учебе преуспевает и пользуется авторитетом даже у своих учителей. Пишет стихи под псевдонимом, похожим на сокращение имени: Кацу. Но дело в другом, мужчина лишь заменил одну букву в слове «куцу»(боль, агония), но по старой памяти, в память о матери и любви к ней, подписывается Аи. Весьма популярен в определенных кругах. Не ведет здоровый образ жизни, однако при этом не пьет, не курит, не наркоман. Хотя иногда может закурить. Но это лишь в минуты сильного напряжения.
Именно ведомый риском, который дает психиатрическая больница, может и корыстью тоже, попал на практику в данное заведение.  Место врача помогли занять высокие баллы за работы в университете и рекомендации преподавателей.

Дополнительно:
Любимый фильм: «Куда приводят мечты», «Целитель Адамс»
Любимая книга: «Вероника решает умереть»
Любимый автор: Пауло Коэльо, Зигмунд Фрейд
Любимая музыка: Колдплэй, Лед Зепплин
Любимый напиток: вишневый сок
Любимая еда: суши и чипсы

8. Должность в жизни
(Кем является ваш персонаж в жизни?)
Студент Токийского медицинского университета факультета психологии

9.Связь с вами
(ICQ, skype, и.т.п)
… Иноран…

10. Частота посещения
(Как часто вы сможете посещать ролевую)
Посещать могу часто, а вот отвечать… Зависит от игры. О пропаже буду предупреждать.

11. Ваша специализация
Психология(основная) и философия.

анкета на выдуманного персонажа|женский пол ...

1. Имя и фамилия персонажа.
Nataliya Koks
Наталия Кокс
больше известна под псевдонимом Маска/Kamen(на японском) Камэн

2. Возраст.
21 год. 1999.08.17
17 августа 1999

3. Биография.
У Маски нет прошлого, но есть настоящие. Многие хотели бы знать полную ее биографию, однако это исключено. Девушка очень печется о ней, мастерски избегая темы рождения, детства. Известно лишь то, что это успешный начинающий дизайнер-модельер. В узких кругах, Маска – это основатель молодой японской рок-группы The Banshi, исполняющей тяжелую музыку, близкую по звучанию к металлу. Камэн так же скрывает не только свою музыкальную карьеру, но и свой пол, предпочитая мужскую одежду. Но женского, все же, не скроешь. Псевдоним Камэн чаще используется в сочетание с музыкой, группой. Для мира моды, она мисс Кокс. Наталия явно не пай девочка, знается близко с мафией. Девушка, по долгу работы, мотается из одной страны в другую, то давая концерты и интервью, то представляя новую линию одежды. Личность очень творческая: певица, художник, дизайнер-модельер, продюссер, пишет роман и песни для своей группы. Примечательно, что Камэн и Наталию считают разными людьми, разного пола. Дело в том, что голос вокалиста The Banshi очень глухой и тяжелый. Для создания подобного эффекта девушки приходится курить сигары. Однако Маска этим не злоупотребляет, используя такой фокус только перед мероприятиями, связанными с музыкальной индустрией и группой The Banshi в частности: интервью, фотоссесии, выступления. Настоящие имя девушки - тайна, которую знают немногие. Прошлое, детство, семья, родина - все это под запретом. Чательно старается, что бы плоскости ее "разных" жизней не пересекались. А именно: всячески прячет дружбу с мафией от музыкального мира, от мира моды скрывает карьеру певицы. В общем, активная молодая девушка, сбежавшая из дому. Весьма талантливая и неимоверно скрытная.

4. Внешность.
Нельзя назвать ее «модной» худышкой. Маска всегда была довольна своим телом. Да и русские корни. В общем-то, стандартная русская красавица. Разве что прически часто меняет, играя с длинной и цветом волос. Черты лица тонкие, плавные, примечателен нос с небольшой горбинкой. Тонкие заостренные брови. Глаза хамелеоны, меняют цвет в зависимости от эмоций. Так, например, карие глаза начинают отдавать синевой, если девушка плакала. Да и линзы способствуют смене цвета. Тонкие заостренные брови, подчеркивают темперамент. Губы немного пухлые, четко очерченные. Грудь имеется, и немаленькая – золотая середина, 3 размер. Ростом 1 метр 63 сантиметра. С огромным удовольствием носит обувь на высоком каблуке. Четко очерчена талия, изящные руки, плавно очерченные бедра. Наталия имеет бледную кожу.
Сейчас имеет короткую необычную стрижку, брюнетка с красными вставками. Недостаток ли, но Наталия миниатюрная и неатлетического телосложения. То есть, девушка "в теле". Имеется небольшой животик, что бы отличаться от остальных.

5. Характер.
Весьма интересная личность, полная противоречий. Однако эти противоречия довольно успешно сосуществуют вместе, добавляя эффектность и неожиданность. Девушка весьма щедра и милостива. Никогда не остается незамеченной. Любит путешествовать, сильные впечатления, секс и Martini. Весьма вежливая и благородная. Любит власть и скорость. Не любит нерешительность. Находит застенчивость милой. Сама всегда держится достойно. Любит страстно, но чаще скрытно, не показывая "слабости". Очень позитивна: веселая и жизнерадостная, но в душе очень мрачна и реалистична – не подает виду. Весьма неплохой психолог. Возможно, поэтому ее поступки, ее образ мышления и решение жизненных задач, заслуживает уважение старших друзей. Хотя очень своевольна, упряма, но людей принимает такими, какие они есть. Ответственна, обладает чувством собственного достоинства, очень смелая и рисковая девушка. Странно, но предпочитает быть одна, то есть пары не имеет, постоянных отношений с оним партнером избегает. Избегает близости. Возможно правды, прошлого. Очень внимательна к друзьям. Буквально предана им. Однако врагов держит ближе к себе. Очень скрытна с близкими. Пометка: характер бывает очень жестким. Из-за этих ярко выраженных противоречий, люди часто путаются к какому полу отнести девушку. Жесткая, волевая и холодная, как мужчина. Страстная и преданная, как женщина. Перепутанная мазайка, не разберешься в ней. Актриса по натуре: показывает лишь то, что хочет показать. Очень общительна. Вроде бы, знаешь о ней многое, а соберешь все вместе и ничего нет. 

6. Ориентация.
Биссексуалка

7.  Группировка и кем вы в ней являетесь.
Game of love, ассистентка шефа

8. Статус.
…Маска:.*

нц17,однополые отношения|один из последних рассказов

Декаданс
Декаданс
Цикл: Театр
Автор: TipsyLittleDevil
E-mail: sweetest_devil@bk.ru
Фэндом: j-rock, «BUCK-TICK»
Пейринг/действующие лица: Атсуши, Имаи
Рейтинг: R
Жанр: Drabble, PWP

Суммари: одно утро...
Warning: гомо-секс
Десклеймер: не мои, но я с ними играю. Текст мой и не отдам, ибо порождение моей больной фантазии, которой я дорожу. ХД
От автора: автор псих, но критику принимает. Нормальную, т.е. без всяких "меня это убило", "страдаете Мэри Сьюизмом(что это вообще такое? о_О, я ж за ругательство приму)". Просто четко и по делу, здесь это неправильно написано. --_-- Да, я злючка-вредина. :Р Ну, если
совсем возмущены, есть личка.
Размещение: ссылка на автора (т.е. на меня), размещать с шапкой! (даже если просто тащите в комп или в цитатник с шапкой!), в графе автор ничего не менять!
Благодарность: Пакемонам хд


Утро Имаи начиналось мучительно...
Мучительно. Мучительно долго и больно. Мужчина застонал от боли, источник которой определить не удавалось: она, боль, пронзала все тело
мужчины. Болел живот, болело тяжело стучащее о клетку ребер сердце, болело горло, болела голова, раскалываясь на пополам, болел низ
живота и еще что-то.
-- Атсушиии, - шипяще позвал Хисаши хриплым голосом друга, начиная неуклюже приподниматься на черной простыне футона.
Разумеется он звал того, кого никогда не забудет и кто точно Всегда Рядом. Для Имаи это был именно Он. Его Черный мед, его Демон-Ангел,
его Мальчик-Венера. Его друг, Атсуши Сакураи. Его секрет.

Оный друг закурил одновременно с шевелением Хисаши под своим боком. Так началось утро. Полосы солнечного света на полу, золотистые
всполохи пыли в полосах этого света. Весна. И они на вершине успеха.
Длинноволосый брюнет полусидел, прислонившись спиной к стене, неспешно курил, обнаженный. Его кожа казалась белее стены, особенно в
контрасте с цветом наволочек подушек и простыни. Молодой мужчина скосил взгляд на Имаи, выдыхая довольно бодро и мистично томно:
-- Что?
Утро будет долгим и "веселым". Сакураи затянулся.

-- Почемууууу...? Все так болит..., - Хисаши еле перевернулся к другу, с новым по качеству удивлением обнаруживая себя рядом с ним, а его
- обнаженным по пояс. Обноруживать себя в постели Сакураи Имаи привык уже давно. Но он ни разу не обнаруживал при этом друга рядом с
собой.

Атсуши дернул изящно бровью, смотря на друга, приподнял подбородок, выдыхая сизую струю сигаретного дыма почти к потолку.

-- Что было?, - оживился Имаи, уже не давая и слова вставить брюнету. - Ты что, раздетый? А я?, - за словами последовали торопливые
действия проверки. Атсуши вздохнул, покорно приподнимая руки.
-- Что???, - Имаи не смог толком разойтись: его остановили.
Сакураи придвинулся вплотную к мужчине, отчего Хисаши прижался грудью к мраморной груди вокалиста. Ладонь Атсуши заскользила по
позвоночнику гитариста довольно уверенно. И снова все внутри у Имаи сделало сальто, сердце отчаянно забилось - привычная реакция на
Сакураи. Поэтому он мальчик-Венера. Всегда тревожит самое чувственное. И всегда такой своеобразно-нежный в своей темной мужественности.
Сильные и тонкие пальцы скользнули меж ягодиц замеревшего на груди демона Имаи, заставляя его издать какой-то испуганный писк.
Прохладные подушечки его пальцев обожгли воспаленное кольцо мышц, от чего Хисаши дернулся. Но пальцы давили на кольцо, раскрывая его. Из
прохода тут же вытекли остатки спермы Атсуши, неприятно заскользив по внутренней поверхности бедер лид-гитариста. Имаи вздрогнул, смутно
осознавая что это из него вытекает. ...
-- Что было?, - хриплый и гипнотизирующий голос, низкий - а значит, властный над всем существом Имаи, темный бархат ночи, заставляющий
слабеть и рушиться. Рушатся дневные нормы, моральные запреты, табу, что сам наложил., - Ты стал моим. И продолжаешь им быть. Ты мой
навсегда., - Сакураи разулыбался, склонившись к уху мужчины, обжигая дыханием раковину его уха. - Мой.
Сакураи зажал фильтр сигареты чувственными губами, все еще улыбаясь. Включил телевизор с пульта и камеру, что была присоединена к
проигрывателю проводами. Появилась картинка ночного видения, немного расплывчатая. Но силуэт вешающегося на длинноволосого мужчину
Хисаши легко угадывался. Слишком легко и эти слова: "Ну дааваааай, Ааах-тян.".
Глаза Атсуши блеснули, когда Хисаши посмотрел на него. Так закончилось оцепенение в комнате, так окончилась сюрреалистичное действо.
"Да. Твой" - хриплый шепот Имаи на пленке, когда Атсуши на записи усаживает его к себе на бедра; два раунда сексуальных утех уже
отыграно. "Да? Мой?" - в хриплом бархате голоса Сакураи слышна улыбка, - "Тогда сделай все сам". Имаи, податливая кукла по-пьяни, и
вокалист усаживает его на свои бедра, а Хисаши не сопротивляется. Он начинает действовать, ладонью лаская плоть мужчины, склоняется... Но
это все лишь на пленке. Вчерашний день, сегодняшняя ночь. Запись, что складывает полосы света, золотую пыль и мальчика-венеру под грудью
Имаи в одно: в сюрреалистичное утро.

Хисаши дергается, убирая от себя рывком руку друга, пытаясь как можно быстрее скрыться, падает на пол с футона, неотрывно смотря в глаза
демона, который тянет руки, что бы остановить побег. Имаи уворачивается, влетая в небольшую ванную, ударившись о косяк двери. Но эта
боль не чувствуется. Только кровь бьет по вискам, сердце разбивает ребра, противные капли спермы скользят по внутренней поверхности
бедер и тошнота. Слишком много спиртного было накануне. Заперевшись, Имаи бросается к унитазу.

Сакураи со вздохом опускается грудью на постель, когда друг уже разделил их дверью. Со скучающим видом, длинноволосый брюнет смотрит
запись, на изгибы тела его друга ночью, на их клубок любви. Нет, не любви. Бешенного траха. Он неспешно курит. Но все же встает. Стук в
дверь.
-- Хиса...
-- Отвали!
-- Дай хоть волосы придержу пока тебе плохо.
В ответ лишь шум воды.

Голос Сакураи невыносим. Нужно скрыться от этого. Это не может быть реальностью. А если умыться холодной водой? Нет, не вышло. Лучше
встать под ее струи, упругие и отрезвляющие. Имаи залезает в ванную, тяжело и судорожно дыша, на газах слезы.

Атсуши прекрасно знает, как непрочны двери в его доме. Достаточно шпильки для волос или кридитной карточки. Легко и бесшумно дверь
поддается.

Имаи вскрикивает, когда крепкие руки Сакураи обхватывают его за талию, толкая к стене. Он беспомощно и безнадежно пытается вырваться, но
Атсуши сильнее, особенно если возбужден. А он возбужден: его твердый член прижимается к бедру Хисаши, такой горячий. Коленом Атсуши
раздвигает ноги мужчины.
-- Прекрати!
-- Сделай приятно своему обладателю., - утренняя эрекция, так предсказуемо. И обидно.
-- Нет! Мне больно! Уйди...
-- Брось, и так сойдет. Ты уже растянут., - и шепот на ухо ломает. - Растянут мною же, моим членом., - кончик языка очерчивает ухо
мужчины.

Головка протискивается в проход, что уже успел сузиться за пару-тройку часов отдыха. Имаи тихо скулит. Холодные струи подхлестывают к
быстрому движению. И Атсуши не противится. Он просто начинает быстро драть своего друга в зад, словно ему семнадцать и гормоны в крови
бушуют. Сладко и тесно в Имаи, и так жарко. Глухие стоны вокалиста лишают разума и воли, от прикосновений внутри уже все не делает
сальто, а плавится, выступая потом на коже и слезами - на глазах. Из холодного и непоколебимого лидера, озлобленного на себя за просчет
в выпивке друга, Хисаши становится самым чувственным и отзывчивым существом во власти Сакураи, под его натиском. Имаи изгибается и
стонет, ноги подгибаются, но Атсуши не дает упасть, он лишь опускает мужчину на колени, встает следом за ним, и сумасшедшая гонка
продолжается. Тяжелые толчки, гитарист скользит под напором друга по дну ванной.

Сакураи стоит в халате напротив телевизора, вновь смотря запись. Пара кошек трется о его щиколотки. Бледный Имаи, бедра которого
скрывает полотенце, стоит, прислонившись к стене и растерянно смотря куда-то в пространство.
-- Что ж. Теперь ты мой. И ты понимаешь это., - темноволосый бог поворачивается к Имаи, спокойный, величественный. Не с этой планеты. Он
неспешно и тихо надвигается на мужчину., - Сделай мне приятно., - снова эта улыбка, халат соскальзывает с плеч Сакураи, большим пальцем
он проходиться по губам Имаи. А в глазах лид-гитариста лишь неверие и немой вопрос.
Но за него уже все решили. И он покорно встает на колени, закрывает глаза. Ресницы подрагивают, а губы начинают ласкать плоть вокалиста.
Атсуши поглаживает Имаи по голове, постанывая. Хисаши же думает, как это произошло. Хотя на пленке есть все. Он сам отдался Атсуши. ....

-- Пусти., - шипит Имаи, сидя на бедрах Атсуши, который удерживает руки гитариста за его спиной, хотя тот и пытается высвободиться,
непроизвольно садясь уже на пах мужчины. Сакураи легко улыбается, довольный. Полуложится на ступенях лестницы удобнее, упираясь ногами в
черные ступени, сильнее сгибая их в коленях, с интересом смотрит на Хисаши. Они оба в узких темных джинсах и в футболках. В Токио конец
августа, Атсуши подстригся, и их "отношениям" уже несколько лет.
-- Что вы делаете?, - Хошино останавливается, как вкопанный на лестнице, когда натыкается на согруппников., - Что это?, - он смотрит
немного ошарашено на мужчин. Он лишь хотел забрать ноты. Но, похоже, это откладывается, потому что пройти еще раз мимо них он не хочет.
-- Деремся., - улыбнулся Атсуши., - Эта была драка., - брюнет начинает поглаживать член Имаи через ткань джинс, удерживая запястья того
одной ладонью. И ему сходит этот жест с рук. Хошино делает вид, что не замечает этого жеста. И не воспитанность руководит Хиде, а
знание. Знание, что Атсуши такой, Венера.
-- Понятно., - Хиде отступает назад, как-то сочувственно смотря на Имаи и недоверчиво - на Атсуши. Хошино уходит, так и не забрав нот.
Он прекрасно знает, какой Сакураи. От его прикосновений кружится голова и начинаются галлюцинации, и возбуждение. Но если он еще и
начинает говорить... Тогда Хошино перестает быть взрослым, спокойным и рассудительным. Тогда Атсуши в нем пробуждает все чувственное, что
только в нем может быть. Пробуждает самим собой: своими речами, прикосновениями, взглядами, своей чувственной сутью. Иногда Хошино готов
был его убить. Хотя за такие глаза, как у него, словно Сакураи - олененок Бемби, обычно хочется разодрать кого угодно, кто только
приблизиться к этому олененку. К этому мальчику-Венере. ... Хошино сочувствует Имаи.

Хисаши отворачивается, поджав недовольно губы. Их отношения обычно не обременяют.
Они остались на лестнице, по которой все еще может пройти Ютака, который, может быть, возвращается за медиатором или за нотами, или за
гитарой. Он так много вещей может "Забыть" в студии, даже своего брата. Как раз о брате: может быть, именно сейчас, когда Атсуши
пытается гипнотизировать Имаи, соблазняет его, рушит, что бы воскресить в иной ипостаси, может именно Сейчас, забытый братом Ягами
закрывает дверь студии, спускается вниз...
-- Ну давай, милый, кончи для меня тут., - Сакураи расстегивает ширинку штанов Хисаши, начиная поглаживать властно плоть Имаи через
ткань его белья. Имаи вздыхает. Никто не проходит. Тихо и душно. Липко в августе.
И Имаи кончает неожиданно быстро даже для себя самого. Тогда Атсуши его хвалит и ломает:
-- А теперь, сделай приятно и мне., - он улыбается, нагибая Хисаши к себе, позволяя стечь со своих ног, встать на ступени меж ними и
начать ублажать, он медленно отпускает запястья порабощенного Имаи, словно боится спугнуть.
И они занимаются оральным сексом. А потом они занимаются сексом в позе наездницы, прямо на лестнице, что ведет в их студию. Не так
поздно на часах, но их никто не тревожит. Они словно в другом измерение.
В котором август все такой же липкий, как в вечернем Токио.
OWARI

пример записи мыслей-чувств)|...

Наслаждение. Его можно получать по-разному. Считают, что источник у него разный, зависящий больше от внешних факторов. Однако труды Фрейда («По ту сторону принципа удовольствия») заставляют нас задуматься над истинным происхождением удовольствия и неудовольствия. А наслаждение – это часть удовольствия. Не буду распространяться на тему Зигмунда Ф.
Наслаждение. Приятный полумрак ванной немного ужасает своей густотой в углах ванной комнаты, зато душевая кабинка светиться изнутри верным светом трех свеч, чье пламя так постоянно и неутомимо горит, не дрожа и не боясь воды, что наполняет ванную. Ванная комната. Не имею ничего против. Замечательное и полезное место. Вот только если в этом помещение нет окон, только стены… Когда выключают свет и приходиться заходить туда в руках со свечей… Не думаю, что Вы бы рискнули искупаться еще и в душевой кабинке только при свечах, которая тоже со всех сторон закрыта. Ловушка в ловушке прямо-таки. Мечта клаустрофобика. И что бы полумрак не устрашал своим черным окрасом позади спины, добавляем еще одну высокую свечу с ровным пламенем, ставим ее на возвышенность, надо еще пару мелких ароматических зажечь. И вот, «мечта» клаустрофобика превращается в райское местечко, где можно отдохнуть после… дня.
Полумрак уже не ужасает; он нежный, он мягкий, он ленивый и игривый. А пламя не колеблется, ровное. Молодая белоснежная пена играет в ровном и теплом и таком отстраненном свету огня. Закрыть глаза и почувствовать… Легкое наслаждение. Вода все же горячева-та. В степенный аромат лаванды тонкими струйками вплетается зрелый аромат вишни, тонко и игриво. Но эта вишня любит лишь игру. А лаванда, она уже наигралась. Она вечная. Ее аромат помнят долго. То ли дело вишня. Сезон. Красивые лепестки, кокетливая нотка кислого в сладком вкусе ягоды. И так до следующего лета аромат забывается. Пока не зажжешь свечу в виде еловой шишки. Шишка еловая, но вешнего цвета и от нее пахнет вишней. Забавно. Яркий пример глупости человека. Непонятно, чего нужно ему(человеку). Наслаждение.
Не переношу горячих температур. Хотя нет, не так. Я люблю лето и его жару. (Ну, я каждое время года люблю, но это другое.) Мне нравится тепло. Иногда я мерзну в летнюю ночь. И это смешно. Мне становится плохо при слишком высокой температуре. Или при высокой влажности. Не знаю. Просто становится плохо в горячих течениях. А вода горяча. Лениво приоткрыть глаза, лениво приподняться, чем потревожить и так качающуюся в такт музыке воду. Открыть несильно холодную воду. Живительные струи. Сначала на горящее лицо, затем на плечо, шею, переместить под водой ноги к прохладе, а затем выключить воду, ее и так много в ванной, вот-вот пена, покоящаяся на ее поверхности, подберется к цветным подсвечникам. Закрыть глаза, расслабляясь. Провести подушечками пальцев, что хранят капли холодной воды, по губам. Хочется пить, холодного махито, нет. Просто холодной Воды. Нельзя. Из-под крана. Проточная.
Снова лечь. Великолепно. Сладко. Так лучше. Пена искрится, танцуя. Золотой цвет, отстраненного огня свеч, играет на дорожке белого налета, в который превратилась опавшая пена («Но есть закон. Все обратиться в тлен»). Так красиво. Дорожка. Кажется будто я-пират на корабле, который плывет по этой дорожке, меж воздушных сгустков пены, словно плыву кораблем в небесах. Блестит пена, как бриллианты в диадеме Дианы. Покачиваются белые шапки в музыке. Словно пене это нравится, Aenairiyuu Кра. А затем - его Фантазия.
Сложно не подпеть ему и не сойти с ума в унисон с его живым голосом. Люблю его голос на живых выступлениях. И сводит он с ума мягко и плавно, легко. Забавно слушать его и принимать расслабляющую ванну, потому что, он ведь Рыба, его стихия. Снова жарко. На этот раз набрать воды в хилую чашечку ладоней. На шею и далее по плечам, как его объятия. Только он обнимает тепло. А это просто прохладная вода, которая дает облегчение. Его объятия… Дарят ли они облегчения? Они другие, в них…спокойно.
«Yura yura yura yureru KIRA KIRA KIRA hikaru»
Ненавязчиво, но верно. А когда затихает его Фантазия подходит к концу, маленькие пузырьки на поверхности воды, которую покрыл белый налет былой царственной пены, лопаются тысячами, звонко, почти оглушительно. Похоже на аплодисменты. Да это они есть. Они звучат до того момента, пока он снова не начинает петь и манить в сумасшествие.
А потом его колыбельная, спокойная и размеренная и такая чувствительная. Затем снова его живой голос и пронзительные слова. Подпеваю. Мерное пламя дрожит, открываю глаза смотря на огонь. Это не дуновение потревожило мирные свечи. …
И еще его голоса. Интересная мелодия. Эта песня, как он сам. Его почерк. Да и слова он писал сам. Спокойный и пронзительный, ведет за собой, не заставляя следовать. Просто предложение. А потом мягкие провалы. И уже танцуешь. С ним? Возможно. Спокойная композиция, чувствительная. Но его срывы на детский вскрик смешат. Хорошо, что это редкость. Но ему можно. Он ведь так хочет вернуться к первоначальномку образу. Он умный.
Можно приписать сюда Фрейда. Но зачем?

«Kuchibiru ga kimi wo kanji nagara
yokan ga suru kimi ni bara no shi no otozure ga
kuruoshii sono hada ni boku ga tokeru»

Наслаждение. Да, пожалуй. …

Он. …
У всех есть фаворит. В стиле одежды, в спорте, в мызыке. И у меня тоже. Он сводит с ума многих. А мне с ним легко. Может, это тоже разновидность сумасшествия? Все мечтают о нм, представляют его, думают о нем. Но видимо… Точнее, он приходит к ним. Но обычно. Ко мне чаще. И необычно…
Еще… Люди называют это Мечта. Я стал называть это Воспоминанием. А моя пара называет это Общим желанием. Таким перкрестком. Желаний. Его и моих. А я думаю, это – воспоминания.

Все пишут о героях в модном стиле. Пишут истории в модном стиле. Выдумывают героев для истории. Почему никто не пробывал написать о себе и своих интересах, Своей жизни? Например, фанатка именитой рок-группы. Она идет в магазин и покупает Выдуманную историю с фальшивыми героями. Ео для нее главное, что это в ее Стиле. Так глупо. У многих этих фанаточек, есть своя интересная жизнь. Стремятся написать о Знаменитых, списывают с них образ. Но почему никто не пытается написать с Другой стороны закулисья? Что если…?! Что если визуал кеист напишет о своей жизни?

пример поста(от мужского лица)|...

Сакураи любил воду, видимо это передалось вместе со знаком зодиака. Еще он был одинок, наверно, передалось из прошлой жизни. Желание суицида – ценность нации. Зима – время для застывания, время для анабиоза, время затишья, спокойствия и белого цвета. Атсуши любил зиму. Но и осень хороша. Осень – пора для ностальгии. Не всегда теплой и приятной…
Но сейчас, облокотившись о поручни деревянного моста, наблюдая за сухими листьями, что неторопливо двигались вслед за яркими карпами по черной воде, Сакураи был расслаблен и пытался подвергнуться терзаниям ностальгии и меланхолии. Но те так и не приходили, видимо напуганные все еще звучащим в памяти Атсуши телефонным разговором. Короткие и односложные фразы, грубоватые, резкие, но участливые. Имаи был чем-то занят, но посвятил дольку своего терпения и времени другу. Но почему так пусто в груди? Он ведь обязательно заглянет к нему вечером, с бутылкой вина… Атсуши тепло улыбался с капелькой грусти черной воде. Брызги водопада, перед которым стоял мужчина, приятно холодили, отрезвляли. Липкое и тошнотворное чувство грусти прошло, вспомнились несвязанные отрывки из прозы Мураками и собственные стихи.
Мужчина брел по аллеи, к следующему водопаду, вдоль реки. Шум природы – звуки участия. Певец пытался построчно оживить в мозгу строки из «69». Ему нравился дух книги. Она была, как его молодость: дерзкая, стильная и молчаливая.
Пример №2
Птица в небе. Горделивая, яркая, красивая, живая, свободная. Человек внизу зачарованно на нее смотрит. Ему тоже хочется свободы, смотреть на все свысока. Человек подружился с Птицей. Она прилетала к нему по первому зову. Но вот черты человека ожесточились, взгляд очень грустен и груб. Он реже улыбается. А птице хочется дать ему счастья. В глазах человека азартный блеск, улыбка на губах. Но птица неверно расценивает ее. Силки. Ложь. И клетка. Золотая… Нет. Позолота отколупалась. А где-то там, синие небо! Свобода!... Оперение выцвело, птица исхудала. Такое яркое пронзительное солнце и простор неба. За прутьями решетки. Птица более не радовала, а раздражала. От ее смерти ничего не изменилось. Но только спустя какое-то время в Человеке оживают воспоминания о яркой были, Птице. Да только поздно уже что-то осознавать и плакать.
Какой странный сон. Атсуши все еще чувствовал крылья за спиной.
Твою ж! Ё! на лево… Такой знакомый грубоватый от сигарет и недовольства голос.
Не тронь. Не можешь и губами шевельнуть. А толку? Ты нем. Меня. Не смей! Я мертв.
Сакурай… Черт. Парень, держись. Твою ж!... Эй! Тут он! Куда-то в сторону, сильный голос, призывающий. Сдавленный шепот. Тут он. Сокровище… наше. Аккуратным движением пальцы с истертыми подушечками касаются лица, убирая волосы. Атчан… Такое сожаление. Не смей жалеть меня!... Это он, да? Нет! Он не при чем! Взяли тело на руки. Подняли. Опусти… Сугихара. Шипение Сугизо. Разойдитесь, вы уже за ним «присмотрели». Столько яду. Но… И ты тоже не смей трогать. Адресовано уже врачу. Кираи*!   

*ненавижу(с японского)

интересный рассказ|Мой ...

Предисловие: Действо происходит в недалеком будущем под землей на умирающей планете Земля. Люди были порабощены своими Демонами и Пороками еще 200 лет назад в середине 2000х годов от Рождества Христова. Через некоторое время прогресс Белой элиты возрос, но это не спасло их от общей участи. Демоны ожили. Мистика была доказана. Демоны имевшие и раньше власть над людьми теперь поработили их, загнав в свое царство. Царство  Хаоса…
Словарик: Они- существа мистического характера приобредщие физические тела по средствам власти над слабым звеном. Из истории: Демоны по средствам Пороков захватывали разумы слабого звена недосягаемого Человечества, что бы приобрести власть и победить Свет. Затем слабые звенья захваченные Демонами и порабощенные ими- Алчные(слово было утерено и заменилось на местоимения они, их и т.д. + Про существование Демонов, Пороков- причина всего, было забыто, и теперь Алчные навеки вечные соединены с ними; вместе ОНИ), приходили к власти; началась Эпоха Разрушения.
Белая элита- люди ценющии чистоту разума. Не поддающиеся порокам ради сохранения прогрессивных личностей- движущая сила прогресса в целом. Из истории: как известно 21 век- век в некоторой степени без запретов. Наркотики, алкоголь влияют на психику, рождаются слабоумные. Прогресс человечества может остановится… Человечество под угрозой вымирания…
БИОМашины=БИОМеха
Би333- сектор Чертового треугольника: Москва- Барэт(Окинава)- Аркал(Казахстан). Из истории: народ этой территории и в частности этих стран и городов долго не уступал, был частично истреблен, чистота крови сохраняется по сей день; оставил себе суверенность под землей, не подчиняется власти Империи; славится жестокостью ко всем чужакам, дебоширы. Так же вечно горячая точка, секретная зона высокого уровня.

1. разговор с собой/монолог о диалоге.
…«-Может это вообще все зря? Зря надеяться, зря ждать,… бороться?...
-Ты действительно так думаешь?
-Ммм…
-Значит, да…
-Нет(эх!, в смысле да). Разве что… бороться? Это…
-… не зря.
-Да! Я это…
-Знаю, хотел сказать…»… 

…«-Апатичный мир,… однообразные мысли,… все движется по чужому плану и желанию… пародия… Разве я могу с этим бороться?
-А разве нет?
-Нет.
-Ты ведь не хотел становиться таким, как ОНИ…
-Ммм…»…

…«-Хаос, тьма, безызвестность,… безысходность.
Это не жизнь. Это пародия на существование. А существование -- это вообще не ЖИЗНЬ.
-Ну да, ну да… Давай, парень! Брось все к чертовой матери!...
-Ммм…»…   

…«-Мне… мне не за кем идти… некого защищать…
-Не говори так! Все еще остается поколение Детей света.
-Нет. Я не могу. Нет движущей силы. Все равно все будет так, как хотят они.
-Опять ты лжешь… Лжешь себе.… не мне!
-Не лгу! А впервые вижу как есть…
-Что есть?! Несправедливость?! Унижение!...
-… все за нас решено. Нам остается просто действовать по плану.
-…
-Оставь меня!!!»…

2. монолог.
«Темнота… нет проблеска света. Надежды. Всё и все мертвы. Эмоций нет, следовательно и желания бороться нет. Бороться за что-то светлое,… потому что никто не помнит это светлое… какое оно…

Бороться - это проявление жизни… проблеск надежды… против системы… проблеск света?...
Мне рассказывал дедушка, живший еще на поверхности, видевший свет мироздания, Солнечный свет,… видевший жизнь… и… И сам тот сильный поток эмоций связывающий всех Существ в единое целое, принося гармонию куда бы не тек. Он никогда не исчезал, не утекал бесследно… Из одной души в другую… и так всегда…  Пока… Пока не появились Они… Пришел закат… Закат всего… И наступила Тьма… Воцарилась их эпоха- Эпоха Разрушения.

Душа… какое красивое слово. Но значение его еще прекрасней. Сердце, которое чувствует и живет всегда, даже после смерти… Оно не умирает, сохраняя прежние, чаще ощущения. Душа — там были сформированы все эмоции, чувства и качества. Люди думали душой… Пока не пришли они…

Воля… это… это то, что есть у меня и еще у нескольких людей поколения Защитников. Точнее, у меня было…

Создатель создал нас для защиты от них, но… мы не выполнили свою задачу. Некоторые до сих пор пытаются и считают, что могут, но… но уже поздно. Слишком поздно. Затем Создатель создал поколение Детей света. В них он вложил настоящие Души… Говорят в одного ребенка, крещенного Звездой Возмездия, Он вложил пра- родителя Души, то есть перворожденную Душу, сильную и чистую. В то время как в нашем поколении инстинкт заменяет душу… Инстинкт живого Существа…

Воля- это сильная черта характера души… Ее не возможно выработать, как рефлекс. С ней рождаются и либо развивают, что бы затем стать Защитником,  либо теряют…
Многие потеряли волю, так и не узнав о ней…
В то время нас рождалось много в течении 2х лет и вспышками. Это настораживало Их. Когда они украли одного молоденца и взрослив поняли с чем столкнулись, началось истребление… Я один из немногих счастливчиков, которые спаслись и создали оппозицию. Но…
… я потерял этот дар…
Они хотели выработать волю у некоторых, что бы поставить ее на службу себе, и… им это удалось… Поэтому наше поколение проиграло…
В их распоряжении на данный момент есть целый отряд таких БИОМашин. БИО потому что живые тела, машины… машины потому что сейчас все машины. Ведь Машина это то, что подчинено чужой воле и не возражает…
Но один из них особо выделяется. Кажется, у него помимо введенного препарата есть инстинкт… Хотя он- это точно машина…

Сейчас, когда я утратил инстинкт, пробыв с ним в связи 25 лет, я могу уйти к ним… Я УЖЕ один из них…»

самый лучший показатель слога(не считая постов на ролевых НЦ21!!!)

Не боимся) От женского лица тоже пишу, так же как и описываю секс между мужчиной и женщиной) К сожалению, примеров не сохранилось, но жена подтвердит хд (был у нас интересный опыт, описали откровенную сцену не выходя за рамки рейтинга пг13/а так не каждый сможет!)

так же есть человек, которому помогаю/(учу которого) с писанием/(письму)

доказательство|...

размещенно с его разрешения

было|...


№1
*в растерянности смотрю на Шо...*
-эммм...да, Шо...это женщина...
однако я удивлен...я сегодня не ждал гостей...нууу...кроме Аки
*выхожу из машины...закрываю дверь...и подхожу к своей гостье...полупоклон*
хм...а ты не спешишь выходить...неужели обиделся?
-Добрый день, Куронеко-сан!
№2
Утро у Атсуши не заладилось с самого начала. Вчера опять пили с Имаем, уже и не вспомнить в честь чего и по какому поводу, но это уже и не важно, это уже стало традицией, очень регулярной традицией (особенно в последние дни). И вот поднявшись с постели с дикой головной болью хозяин дома отправился на поиски обезболивающего...но как назло, нашел только пустую упаковку из-под таблеток. Не придумав ничего лучше отправился в душ. Но даже прохладные струи не принесли должного успокоения. Неспеша одевшись в легкие домашние штаны и футболку, мрачный и недовольный Атсу спустился в бар...где его и отвлек стук в дверь. Проклиная так не вовремя появившегося гостя, чуть помедлив Сакурай все же пошел открывать...на пороге стоял лучезарный Йошики, он единственный кто мог поднять ему сейчас настроение. Вымученно улыбнувшись Атсу направился на кухню, приглашая за собой Хаяши.
-Йоши, чем обязан столь ранним визитом? И кстати...что ты будешь? Чем тебя угостить?
Брюнет облокотился о кухонный стол, не сводя взгляда со своего...гостя...друга...любовника...и...

сейчас|...

Ранняя осень. Ранее утро. Просто очередное из множества похожих. Когда еще почти по-летнему тепло и сквозь густую листву, уже начинающую окрашиваться в законные цвета осени, мягко светит солнце, искрится в манящих брызгах водопада, красиво мерцает в водоемах, пробивая своими лучами темную поверхность озерца. Яркие карпы, размеренно проплывающие мимо, еще больше заметны в темной воде, выхваченные солнечными лучиками.
Гармония и Умиротворение. С неуловимым налетом грусти. 'Идеальный мирок' среди хаоса повседневной жизни.
И взъерошенный, светловолосый, слегка нескладный, однако не теряющий при этом своего уникального обаяния, парень, находящийся в это самое утро в этом "мирке" удивительнейшим образом не вписывался в окружающую атмосферу спокойствия, сразу бросаясь в глаза и приковывая к себе внимание. Сложно объяснить, почему именно создавалось такое впечатление, но оно было единственно верным. Можно ли признать виновной в этом веселенькую мелодию, которую юноша беззаботно напевал себе под нос? Или этому виной его необычная внешность и соответствующий внешний вид? Или то, что он сидел на верхушке перил деревянного моста, когда создавалось впечатление, что еще секунда и он точно слетит оттуда в прохладную воду реки? Но вряд ли его это волновало, равно как и мнение окружающих.
Легкая мечтательная улыбка, озорной взгляд, словно примечающий в парке новые объекты для порой отнюдь не детских каверз.
Слишком живой, слишком яркий, слишком несуразный, слишком другой - как кощунство для этого царства меланхолии.
Довольно жмурясь, Тентсуки смотрел на льющийся неподалеку водопад, бездумно крутя в руках любимую шляпу. Других посетителей парка еще не наблюдалось, но это его и не удивляло. В такое раннее время все обычно спешат на работу, учебу, деловые встречи, но никак не в парк. Однако для него это стало уже своего рода традицией. Приходить сюда после бессоных ночей и словно подпитываться энергией этого места. Ну а также обдумывать события прошедшей ночи. Но не подумайте ничего такого! Тентен просто очень трудолюбивый и любопытный парень, но от этого периодически страдают его согруппники. Но больше всего достется как всегда Джими. Вот и сегодня Тен продержал бедного парня до самого утра. Певец широко улыбнулся, вспоминая как терроризировал сегодня струны несчастной гитары и нервы не менее несчастного гитариста. И как он меня до сих пор терпит? Парень коротко рассмеялся, явно довольный собой, в странном порыве подкинул свою шляну, сразу же пойм.. А не тут-то было! Капризный аксессуар благополучно спикировал прямо в воду, тут же подхваченный течением небольшой речушки. Тен в одно мгновение спрыгнул на мост, кинувшись догонять любимую шляпу. Но..далеко он тоже не убежал, умудрившись на краю моста со всего маху врезаться в высокого темноволосого мужчину, который как раз только собирался ступить на мост.

Так что, действенно, научу(покажу ошибки и как исправить, научу этикету форумов-ролевых)

плюс, перевожу с английского. Времени мало)

последний пост|от 25.01.11

-Куда пойдем? Варианты будут?- Мика улыбнулась всем сдержанно тепло, а Ацуши с наступающей усталость подумал, что в Японии дамы открыто не улыбаются. А если случается такое отклонение, то тогда дама улыбается никому. Когда женщина улыбается никому - это напоминает Сакураи миссис  Лунный свет.  Луна улыбается ему, затем всем, а еще через секунду - уже никому.
Потом он думает о бледности. О бледной кожи, кость, череп. Мадам Смерть. Эти цепочки так часто приходили к нему. Точнее, эта цепочка, одна. Единственная. Конкретная. Она уже им отработана до автомата. Она проносится в голове за секунду.  Так быстро, что никто не замечает. А существо Ацуши подавляется и раздражается.
Тенцуки снимает с мужчины шляпу, и тот находит естественный повод растрепать волосы, стряхнуть с них ошметки цепочки.
Потереть виски и понять, голова начинает предательски болеть, чуть скривить губы, вспоминая запоздало упущенные слова Хошино. Кажется, он вернул бразды девушке.
Вернул, бразды, девушке. Вот так, медленно и почти по слогам, с расстановкой. Какого черта? Когда Япония переступила порог традиций?
Но Сакураи лишь легко усмехается, отрывая взгляд от асфальта. Примадонна устала, примадонне надоели главные роли. Прима устала, приме надоело солировать. Его спросят об этом, спрашивают? Никогда. Так какая разница?! Между жизнью и сценой?! Только перед зеркалом. Только перед зеркалом, все встает на свои места. Только в одиночестве. Только в одиночестве Ацуши тот, кто он есть. Сняв грим и увидев уставшие глаза, неровную кожу, следы подкрадывающейся старости… белый лебедь превращается в черного. Только в те пару секунд, когда Сакураи смотрит в зеркало, сняв макияж, в одиночестве, в призрачно теплом свете ламп гримерной, он пару секунд живет. А потом еще один выход, на бис, для всех! Для фантов, для друзей, для жены!
В голове Сакураи короткий сценарий собственного сочинительства. Слова розданы, действия прописаны. Сыграйте, примадонна!
Знаете, я ведь кошка. Провести ладонью по шеи, сзади. Кошки хорошо чувствуют людей. Оставим это напряжение. Я вижу, что помешал вам, Накашима-сан, Хошино-сан. У Вас свидание? Да, немного яду. Да, точно. Ты без кольца Хиде. Обозначить призрачное кольцо на своем пальце, не промолвив ни одного слова из ядовитого этюда. Уязвить женой. Легко. Низко? Да нет. Отыгрыш. Роль стервы. Так. Надо вернутся к сценарию, а по нему: Тенцуки, я вижу и Вашу уязвленость, простите. Все, что я могу, провести Вас до остановки. Или до дома.

Срыв, да. Ацуши не везет на женщин. Срыв, да. Соперник Хошино, это что-то пройденное. Нет новизны. Нет адреналина. Нет стимула быть агрессивным и активным. Нет. Срыв будет скрыт. В мыслях. В самом Сакураи.

Сакураи чуть улыбается. Та самая улыбка. Улыбка, означающая жизнь, театр. Не разгадать его сценария. Он просто не уйдет со сцены, пока не прозвучат овации.  Мужчина легко оглядывает собеседников. Да, так, отстраненно. Попросите уйти - уйду гордо и не оборачиваясь. Мне не нужна неприступность, Мика. Уже пройдено. Мне не нужна поблажка, Хиде. Уже было. Мне не нужны щенячья ласка, Тенцуки. Ее хватает во мне самом.
Ах, ложь. Примадонна, Вы великолепны. Такая естественная ложь - это правда.
-Карамель,- вопроса не разобрать. Просто задумчивость. То ли, ему нравится эта сладость, то ли нет. Не сказать ничего, пожав плечами.
Лишь закурить и помолчать. Пусть пишут сценарий. Ацуши сыграет.

0

3

`любовник Дали
Я уже задавала этот вопрос, но увы и ах - нас взломали. Поэтому повторюсь: чему вы можете и собираетесь научить своих учеников?

0

4

мечта моя, блин

Анкета, два дня назад. Внешность и характер.

Ап

Свободный художник… как же много в этом чудном словосочетании, набившем оскомину из-за столь банального… сочетания. Состояние ли души это? О нет, это простейший способ расслабиться, избежать рамок, из-за которых вечно ноют окружающие, мечтая о Мальдивах или же других расчудеснейших островах. Поэтому «посмотри, как она выглядит» и прочее в этом духе соотносить с родом деятельности Марлы не стоит. Она эффектна, потому что хочет быть такой. Но все ее очарование «не от мира всего» рушится, стоит только ей открыть свой чудесный рот. Голос-то приятный сам по себе и без всяких визгливых «аккордов», но, как и бывает частенько в этой жизни, не подходит к картинке. И лишь тогда с полной уверенностью можно заявить, что да, она действительно запомнится надолго.
Небольшого роста, который едва ли доползает до ста шестидесяти сантиметров; только женщина и не думает расстраиваться – у больших приставучих мальчиков потом едва ли глаза на пол не выпадают, стоит только получше узнать О’Фаррелл. А это действительно забавно и достойно того, чтобы запечатлеться в памяти. Модную нынче стройность доски можно гнать взашей, потому что у Марлы абсолютно все на месте: начиная от не самой маленькой груди и заканчивая не самой плоской попой. Для кого-то гадость, а для кого-то – гордость, на которую время от времени ловятся кое-какие нахалы. Зато ноги не особо любит показывать, пряча одно из женских достоинств преимущественно под юбки.
Самое обыкновенное квадратное лицо с ярко выраженными скулами, что женщину вообще не смущает. Небольшой аккуратный рот, прямой от и до нос, карие глаза, сочетающиеся с темно-русой гривой. Вот тут-то действительно творческий беспорядок, свойственный людям ее профессии: все то торчит, то с какой-то стати скрупулезно уложено, словно и правда Марла заделалась в ювелиры – впрочем, оба варианта весьма странно сочетаются с ее далеко не юношеским возрастом. Пускай и уложено, но торчит же: не с боков, так сзади. А еще душе иногда требуется хвостиков понаделать – хочет, и все тут.
Макияж тоже далек от весеннего, свежего и прочего, рекомендуемого для внушаемого омоложения, – темные тона превалируют не только в одежде, но успешно добрались и до макияжа. Обязательно темные веки и вовсе не едва заметный слой подводки для глаз – так и глаза повыразительней, да и взгляд красноречивей. Губная помада, румяна – да все темное и подчеркивающее эту характеристику «не из мира сего».
В одежде под слоями темных вещей прячутся и яркие, в том числе «радостные» платья голубых, темно-розовых и других тонов, казалось бы, не свойственных ее натуре, но это же опять рамки, которых О’Фаррелл не понять, мягко говоря: нравится – надела, дешево – купила. Каждой женщине хочется выглядеть красиво, а что красиво – дело вкуса. Да даже траурная шляпка и то больше впечатления на нее произведет, чем все эти расфуфыренные дорогие платья, продиктованные модой. А вот очки – это святое и, пожалуй, самый любимый аксессуар из всех имеющихся побрякушек. Походить в них в магазине, посидеть на лавочке, да даже дома поразгуливать, если захочется. Хотя истинная ложь – любимей всего может быть только сигарета.
---
Марла, Марла… Она настолько мастерски взрастила в себе цинизм, что тот чуть ли не блещет теперь, являя себя миру в любых ситуациях, не значащихся под грифом «важная работа». Ей-то не знать, что жизнь далеко не конфета, а самый настоящий динамит, частенько подсовываемый нерасторопным негодяям. Ей-то не знать, что жизнь и семейный очаг рушит банальщина, которую в итоге она и возненавидела, сделав все возможное, чтобы не пойти по стопам родителям, обремененным рамками приличия, морали, денег, быта – вся эта рутина действительно разъедает изнутри.
Теперь, переквалифицировавшись из молодой девушки, жизни толком не знавшей, в почти что мудрую женщину, О’Фаррелл с уверенностью может сказать, что смеяться готова над оптимистами или же пессимистами, ищущими в их существовании посылы, причины и всю ту чушь, усложняющую жизнь. Человек заболеет тогда, когда заболеет. Он умрет тогда, когда умрет – и не потому, что до этого черная кошка дорогу перебежала или же он бороться за жизнь перестал. Если суждено, то суждено, ведь ее еще ни разу не сбила машина, пускай она и ходит через дорогу на красный свет и не смотрит по сторонам – ходячий пример, которому другие не особо верят.
Про некоторых частенько говорят «ему в рот палец не клади». Такая ли Марла? О нет, она откусит вовсе не по локоть, а отцапает по плечо, потому что язык у нее действительно подвешен. Остра, тонка, изящна – этим ее природа одарила. О’Фаррелл действительно умеет парировать, не боится вступать в словесную перепалку. Ее излюбленно слово, грубо говоря, - «что?». И если проследить за женщиной, то можно частенько его услышать там, где действительно стоит вставить, или же там, где ей хочется вставить, пускай Марла и поняла своего оппонента.
А еще Марла прекрасный слушатель, который с таким серьезным видом будет слушать даже чушь, - она просто сосредоточена и не собирается любезничать с тем, кого не воспринимает всерьез. Да она вообще почти что не улыбается и не усмехается – скудная мимика, но красноречие все компенсирует. А заканчивается оно только в том случае, если на требовательный вопрос О’Фаррелл не получает убедительного ответа; увиливания ее так вообще выбешивают и из спокойного человека превращают в ту породу стерв, которые рубят с плеча и делают на эмоциях. Драки, крики, порча имущества – в этом вся Марла время от времени, любящая высказывать претензии, как и всю правду обрушивать мигом, а то и порциями. Если ей что-то не нравится, смолчит ли она? Нет. Если она слушает чушь, будет ли кивать? Нет. Бедным ораторам придется скрутить свои нежные ушки в трубочки и немножечко послушать – об их позиции, о недостоверности фактов, о нелепости суждений. Или же чихать от сигаретного дыма, пока Марла удаляется, потеряв интерес к спору. Бегать за ней, кстати, тоже не рекомендуется.
Впрочем, путая свое чувство привязанности к Тайлеру с «он мне должен», женщина даже способна быть заботливой и самостоятельно носиться за ним, но лишь чуть-чуть, чтобы его не разбаловать и себе на горло не наступать. А когда на законный вопрос «кто ударил?» она не получает интересующего ответа, то тут уже вовсе не приятный бриз наклевывается; и если дальше не поступит ни одного ответа, то вот тогда берегись.   
Привычки: курение везде и всегда, если требуется. Что такое «нельзя курить в общественных местах»? Чушь, полная чушь. Она может прийти в садик и закурить, в полицию – аналогично. Курение ее страсть и одна из лазеек к вдохновению. Куда приятней творить, держа в руках сигарету.                 
Во время разговора частенько наклоняет голову влево и чуть щурится. Когда недовольна, произносит коронное «что?» с таким видом, будто бы все ее достали и все никак не могут оставить в покое.
Частенько любит испытывать судьбу и играть с ней в кошки-мышки. Смерть с косой пока проигрывает.
Чтобы разнообразить свою жизнь, посещает собрания анонимных алкоголиков, претворяется смертельно больной и без зазрения совести посещает семинары\встречи для мужчин без яичек. А что, у нее их действительно нет.

Пост от этой же особы.

Ап

Сегодня она не открывала форточку, а ее одежда от и до пропахла дымом, который въелся в каждый волосок и покусился даже на ресницы. Глаза уже давно привыкли к подобным издевательствам и не слезились – все было нормально, в конце концов. Телефон выключен, а кисть скользила по холсту, мелкими мазками вырисовывая цветок, вряд ли существующий в реальности, лишь в воспаленном мозгу Марлы, все еще обиженной на Тайлера. Впрочем, мотивы тех самых обид скрывались уже и от нее, тая в дыму, оседавшем на потолке. Будь О’Фаррелл печкой, она бы уже  давно подкоптила этот самый потолок, но ей было уготовано родиться простым человеком с двумя ногами, двумя руками, головой и даже без висящей штуки между ног – скука, одним словом. Но и она сбегает, поджав хвост, стоит только двери открыться, а на пороге появиться… даже странно, когда это он стал бегать за ней? Обычно все совсем наоборот.
Женщина взглянула на Хендрикса и снова сконцентрировалась на работе, плавными линиями очерчивая контуры стебля, чтобы затем приняться заполнять пустое пространство резкими тонкими мазками. Пускай у нее не было стиля, зато присутствовала страсть, с которой она воплощала свои идеи. А вот желанием открыть рот и хоть как-то поприветствовать ее сердце не полнилось, лишь тихонько пульсировало от злобы, способной вылиться в поток обвинений, если этот подлец посмеет осмеять или же сказать что не к месту.           
Марла проигнорировала приветствие, всем своим видом показывая, что новый шедевр, такой же, как и та испорченная и не подлежащая «лечению» картина, куда интересней, чем нарисовавшийся рядом тип. В конце концов, если он пришел сюда сам, то куда занятней отдать лидерство и просто понаблюдать за поведением. Так мышей тестируют в лабораториях, пичкая вирусами и прочей гадостью. Из Тайлера же лилась злоба и такая самоуверенность, словно пуп земли на время одолжил ему свое тепленькое местечко.   
- Если бы ты был дверной скважиной, - начала женщина, когда расстояние между ними сменилось крохотными сантиметрами, - то я бы повернула ключ на четыре оборота… - еще один резкий мазок, перечеркивающий аккуратные линии стебля. – Сломала бы ключ, но повернула.
О’Фаррелл наклонила голову влево и прищурилась, думая над возможной маскировкой оплошности. Все же Хендрикс был невыносим, и его аура воздействовала на все эти кисти и на ту, что быстро полетела к стайке сообщниц, пока женщина доставала сигарету и прикуривала, развернувшись к мужчине и чуть приподняв голову, чтобы видеть глаза. На непонимание Марла никак не отреагировала, лишь затянулась и выдохнула дым, привычно открыв рот, пристально смотря на слушателя.
- Что? – голова снова очутилась на боку, а женщина ударила сигарету о пепельницу, переведя взгляд на картину. О’Фаррелл наклонила голову влево и прищурилась, думая над возможной маскировкой оплошности. В конце концов, они знали друг друга достаточно, чтобы не начинать этот глупый диалог из любимого «что».
- Достал ты меня, - подвела итог О’Фаррелл, посмотрев Тайлеру в глаза. Спокойному Тайлеру, что немного все же озадачивало, заставляя и без того крутящиеся извилины перейти на бег, а то и на галоп: неужто произошло чудо, а взращенное самолюбие дало деру, подтолкнув эгоистичного мужчину к первому шагу, но язык отсох? Печально, так как от искусственной робости панацеи все еще и не придумали.

Эми Катерина, 5 лет.

Ап

Маленькая Эми Катерина Мэтерс надула губы и вставала в позу, со всей злости пнув не пропускающего ее внутрь дяденьку: огромный шкаф с усиками ну никак не поддавался на уговоры, что мамочка внутри и наверняка ждет свою малышку. Он даже засмеялся, умиляясь настойчивости ребенка, которого даже огроменная ладонь не останавливала: упираясь лбом в нее, девочка размахивала руками, пытаясь устранить преграду. Время от времени она выпутывала руки из сарафанчика, которому передалось настроение Эми и который активно вертелся, поддерживая недовольство малютки Мэтерс.
- Пропусти! – звонко приказала Катерина и насупилась, когда перед носом завертелся палец, так и навевая мысль о том, что неплохо бы укусить, чтобы прорваться – справедливость должна восторжествовать! И вот, когда момент был пойман за хвост и подтащен к ногам, чтобы потискать вдоволь, мелкая Мэтерс вцепилась зубами в раздражитель, который тут же убежал прочь, дав возможность проскочить – охранник замешкался, а ребенок юркнул в отдел дорогой одежды. Взрослой и такой пленительной – мамочка же всегда так красиво одевается. И не в детских же отделах!
Но чтобы ее никто не обнаружил и не сдал скучному и вредному дяде, которому, кстати, хочется показать язык и покорчить рожицы, Эми юркнула к вешалке с вещами, куда и залезла и притаилась, высовывая оттуда свой любопытный нос, чтобы полюбоваться на взрослых дядь и теть. Но пришлось и замереть, и даже дышать перестать – противный шкаф бродил по магазину и недоумевающе смотрел по сторонам, словно ищейка какая-то выискивая неугодного посетителя. Даже глаза у него блестели подозрительно, вынуждая напрячься и пальцами вцепиться в одежду.
Мэтерс даже план коварный придумала, решив напугать шкаф, переодевшись и изобразив модное приведение… Только вот упала не вовремя, хватаясь за ногу незнакомой тети и поджимая губы, - заметил.
- Мама! – капризно и громко воскликнула она, прижимаясь к спасительной ноге. – А я тебя искала! Я так испугалась!
Она стала подниматься, поглядывая на моргающего мужчину, не верящего своим глазам: малышка-то была права, а он…
- Я хочу есть! – маленькие и юркие пальцы вцепились в ладонь незнакомой тети, а Катерина засияла, улыбаясь и показывая зияющие дыры вместо зубов. – Помогите, он меня преследует! – указательный палец ткнул в сторону охранника.

Шутливый отыгрыш, Баян Варфаломеевич. По мотивам Донки Хота.

Ап

Боян Варфаломеевич, будучи в приподнятом расположении духа, тихонечко выцокивал на своем кауром жеребце и напевал веселую песенку, попутно пожевывая травинку. Ах, какой же чудесный день сегодня был! А та баловница, что принесла ему кружку крепчайшего пива – ах, эти чудные стройные ножки. И конь, будучи таким же ценителем женским ног, ударил Бояна Варфаломеевича хвостом по спине, вынудив выпустить из зубов единственный импровизированный завтрак – выпить-то купил, но все свои кровные не смог не отдать чудеснице. Хороша, ох как хороша!
- Хороша… - он причмокнул и похлопал коня между ушей. – Да, Скакунок, хороша?
Скакунок заржал и громко фыркнул, пустившись бежать по дороге галопом, пытаясь на ходу скинуть с себя соперника за ножки стройные да нежные. А все эти юбки так и просятся, чтобы их задрали.
- Но-но, - попытался успокоить коня Боян Варфаломеевич, хватаясь за уздцы, да все без толку – разыгрался жеребец, что затормозил резко лишь увидев ножки женские. Точнее призрак их, но и этого хватило, чтобы силу могучую в нем возродить и Бояна Варфаломеевича чуть ли не скинуть с себя, натужно тормозя, чтобы в дерево или стену не врезаться. Да не врезался в нее Скакунок, а наезднику куда меньше повезло – ногой он аккурат по стенке проехался, но все же попытался встать и героя из себя великого изобразить, хватая в полете меч и чуть ли на него и не напарываясь. Да-а-а, сложные отношения у Бояна Варфаломеевича с конями: так и не научился он со своим вестибулярным аппаратом ими помыкать.
- Гектор! – воскликнул наш герой и воззрился на картину страшную да завидную: ест наш доблестный Гектор! Но почему же конь так разбушевался, что едва ли копытами не машет? – Гектор! – воскликнул он во второй раз и чуть ли из сапог своих латных не выпрыгнул, завидев наконец-то монстра ужасного и деву воинственную. – Гектор! Да как же… она же… Она же убьет ее!
Не мог вынести Боян Варфаломеевич вида ужасного! Бросился он сломя голову даму спасать, чтобы та зверюгой съедена не была. А мечик и вытащить чавой-то забыл.

Отредактировано Xavie (2011-05-25 21:49:17)

+1

5

Xavie
Порадовали, ю а велкам (:

0

6

`любовник Дали написал(а):

Хм, а нынче красиво расписание окружающего мира и проведения параллелей с эмоциями не "в моде"?

Красивое расписывание окружающего мира может быть, и в моде, а может и нет - во всяком случае, касательно письма я за модой не слежу; у каждого своя, кто с чем уживается.
И да, кажется, я про это ничего не говорила.

`любовник Дали написал(а):

К тому же, мы уже с Вами пересекались на других форумах.

Не исключено. Но дело в том, что я не захожу в темы обучения других учеников и не изучаю их систему обучения. По крайней мере, будучи таким же учителем, как и все остальные.

`любовник Дали написал(а):

пс я не зря предъявил и доказательства) этот человек тоже сидит на этом форуме и может подтвердить, что это не выдумано мною было.

Я их просмотрела; и для меня заданный выше вопрос остался открытым.

В общем, я колеблюсь в том, что вам сказать - да или нет, и чаша перевешивает в сторону отказа, в общем-то.
И если нет уверенности в том, что конкретно сказать, я говорю да. НО! С испытательным сроком (месяц), в течении которого я буду пристально наблюдать за вашей системой обучения.
Велкам (:

0

7

И да, я считаю, что разговор на этом может быть окончен, ибо вытекает не в очень приятное русло. Пожалеем нервы тех, кто все это читает (:

0

8

сюжет раз|--

Стерта память о рыцарях, подобных которым не было на земле. О рыцарях Белого льва, о рыцарях Граалева меча, о рыцарях Вышнего благородства. О рыцарях, чья Дама – Вечная Дева, рыцарях Вечного Девства. О рыцарях – воинах духовной брани непобедимых, чья кольчуга, броня, забрало, меч, копье, конь, трапезы, братство, побратимство были абсолютно таинственны и непостижимы, неземного происхождения.

В 1099 году войско крестоносцев захватило Иерусалим. Девять избранных рыцарей остались жить на храмовой горе, где основали орден тамплиеров. Согласно легенде, под храмом Соломона они нашли посмертные вещи Иисуса Христа и святой Грааль. Священным долгом тамплиеров было сохранение реликвий, но некоторые из рыцарей не устояли перед соблазном испить из священной чаши и обрести могущество и бессмертие. Орден раскололся на тамплиеров и сионских приеров. Первые тщательно скрывали место нахождения гроба господня, вторые были одержимы идеей отыскать Грааль и обрести бессмертие.
В 1128 г. для официального признания был созван специальный церковный собор в Труа - на землях графа Шампанского. Признанный к этому времени святым Бернар Клервосский написал для Ордена рыцарей Храма устав. Главная резиденция Ордена была во Франции, в Париже, в замке Тампль («Храм»), который дал рыцарям второе название - тамплиеры. Это был могущественный Орден, впитавший в себя традиции ранних монашеских орденов. Даже хоронили братьев-тамплиеров по монашескому обряду цистерцианцев - обнаженными, на доске лицом вниз. Орден Храма сразу получил несметные богатства - ему жертвовали земли светские сеньоры. Прежний орден Цистерцианцев с появлением тамплиеров отказался получать дарения и увеличивать свои накопления. Казалось, старые ордены решили передать одному новому свои богатства и познания.
Орден Храма с самого начала был двойственным: с одной стороны рыцарский, а с другой - монашеский. Даже на его печати была изображена лошадь с двумя всадниками в седле. В Ордене существовали братья-монахи, братья-рыцари (они не давали монашеских обетов), сержанты (просто воины на службе Храма) и братья монашеские и ремесленные (люди под покровительством Храма). Большая часть братьев-рыцарей находилась в Палестине и воевала с неверными. Про братьев-рыцарей говорили: «пьет как тамплиер» и «ругается как тамплиер». Гордости и заносчивости им было не занимать. В противоположность им братья-монахи организовали по всей Европе сеть командорств, в которых хранились богатства Ордена. Тамплиеры имели собственные замки с поместьями, в которых не переводилось зерно.

Время шло, и орден Тампля одержал победу и тайна Грааля была спасена. Но противостоявшие им не были уничтожены, их дети присоединились к ордену, будучи тамплиерами кровно, но не по духу. Они ждали своего часа. И, когда Адам де Соннак узнал тайну Грааля, орден раскололся вновь. Пять артефактов, которые и являли собой Грааль, главным из которых была Чаша, хранили тамплиеры веками по всему миру, в результате чего они были утеряны. Адам де Соннак возглавил своих братьев-отступников и началась вторая битва за Грааль. Песок времени неисчислим, и вот, все артефакты найдены, а за свою истину теперь сражаются Наследники тамплиеров во главе с семейством де Сабле и Отступники, коих возглавляют правнуки Адама де Соннака. Сохранит ли орден Чашу, или же мир перевернется, узнав правду? Но не все так просто, никому еще не известно как именно можно привести силы Чаши в действие. А тем временем, в Йорк, который невольно стал полем битвы тамплиеров и их собратьев, прибывает группа студентов исторического факультета из Лондона. Они еще столь юны, романтичны, полны сил и надежд и не подозревают, во что ввязываются. Группа занимается исследованиями о тамплиерах, которые, собственно и привели их в город. Им несказанно везет - молодые ученые то и дело натыкаются на новые сведения и факты. Они еще не знают, что сыграют чуть ли не главную роль в этом сражении.

Знай, путник, если уж ступил ты на этот путь, то не сможешь сойти с него, ни при жизни, ни после смерти. Иди смело, только вперед и не оглядывайся. Пески времени опутают тебя, подвохи судьбы буду ждать на каждом шагу, погибнет любовь и забудется дружба, но не опускай свой меч. Вставай и вставай снова, пока львами не станут агнцы. И пускай ведет тебя свет, живущий в твоем сердце и не проглотит его тьма, занявшая твой разум. И разразится буря в душе твоей, это будет поединок между ними - тот, что определит судьбу сего мира. Так пускай же начнется битва!..

сюжет два|--

Каждый день, пытаясь затеряться в многотысячной толпе, я удивляюсь, как беспечны люди. Мы так похожи на вас. Мы выглядим, как вы. Мы едим, как вы, спим, чувствуем, любим, как вы. Мы отчаянно пытаемся затеряться и стать обычными. Ведь, в конце концов, мы тоже люди. Мы тоже имеем право на существование. Вот только не все с этим согласны… Не такие, как все. Люди Х, индиго, как только нас не называют, смысл оттого не меняется – чужие, изгои, проклятые. Мы не выбирали, не хотели быть такими, мы такими родились.

В 1945 году нацисты начали исследовать людей, подобных нам, людей со сверх способностями. У них была цель – создание идеальных солдат. Идеальной армии. Идеального общества. Многие из нас погибли. Они потерпели фиаско во второй мировой войне. Но исследования не закончились. Многие правительства создали собственные организации – так называемые службы, и у всех у них была одна цель. Превратить нас в оружие. Нас отрывали от семей, держали в клетках, кормили стимуляторами и держали на наркотиках, чтобы суметь контролировать. Кто-то попадал к ним с рождения, кого-то вылавливали, как бездомных собак, кому-то удавалось скрываться, но мы знаем одно – от них не ушел никто. Они вывели синтетический препарат, который увеличивает наши способности, но убивает нас. Как лабораторных мышей, нас подвергали воздействию всего, что только есть в природе и что можно воссоздать синтетическим путем. Как подопытных кроликов, нас лишали всяких возможностей жить, развиваться, любить. Нас испытывают и распределяют по категориям. Таких, как я, называют провидцами, - это люди, которые видят будущее, но не все так просто. Меня зовут Беатрикс Джонсон. У меня отняли родителей. Пока, будущее, которое я вижу, безрадостно, но есть и хорошее – изменяясь по мелочам, оно преображается в целом. Также среди нас есть телекины - это люди, которые обладают способностями к телекинезу и внушатели – они вкладывают вам в голову нужные мысли, и любая ложь выглядит правдой. А еще есть нюхачи, тренсформаторы, тени, кровопуски, и много других. Для них мы всего лишь расходный материал, но вот беда – мы продолжаем умирать. Никто не выживает после инъекции. А контролировать нас становится все сложнее. Нас все больше остается на свободе. Мне удалось сбежать от службистов, я вынуждена скрываться. Ведь большинство из них – такие же, как мы, вот только предавшие все человеческое.

Мы устали бояться. Мы устали прятаться. Было на земле время, когда Зло и Тьма правили повсюду и сеяли Мрак, и никто не смел пойти против них. Это время прошло. Я обращаюсь к вам, к тем, кто хочет жить, к тем, кто дышит свободой. Мы выходим на тропу войны. Они выиграли немало сражений. Теперь наш черед… выиграть войну.

сюжет три|--

Что есть слова? Что значат решения? Как легко сказать "да" или "нет". Но осознаем ли мы что это решение меняет весь мир, всю реальность? Знаем ли мы, что нити судьбы порой у нас в руках? Не замечая того, меняем событий ход...
Что бы вы сделали, осознавая, что сейчас погибнете? Давайте вспомним Кроноса, сильнейшего из всех титанов, Властелина Времени. Для него и один миг может оказаться шансом. Что стоило ему повернуть время вспять? Но, будучи практически побежденным в теле полубога, не слишком уж многое становится возможным. У него остался последний вздох, но этого вполне достаточно, чтобы перевесить чашу весов. Как сложилась бы наша история, если бы Талия Грейс отвергла предложение Артемиды? Богиня осталась без главы Охотниц, а дочери Зевса исполнилось 16. Пророчество меняет смысл. Теперь герой не один, теперь их двое. Они прошли сквозь сумерки войны по лезвию ножа, рядом с пропастью вечной тьмы. Одно изменение влечет за собой другие, кардинально изменяя реальность. Воды рек наполняются кровью падших в этом сражении. Персей Джексон не нарушит покоя вод Стикса и не обретет неуязвимости. Последняя битва должна решить все. Падет ли Олимп или же Кронос будет повержен? На Олимпе дочь Зевса не успевает оттолкнуть лучшую подругу и упавшая статуя Повелительницы Геры ломает ногу Аннабэт Чейз. Герои вынуждены оставить дочь Афины и окончить сражение. Кольцо истории замкнулось, когда встретились вновь те же силы, что и тысячелетия назад. Кроносу предначертано пасть во второй раз. Но не от руки Луки Кастеллана, а от молнии Талии Грейс и меча Перси Джексона. Лука не совершает самоубийства и чудом остается жив, хоть уже и не столь неуязвимым. Неужели герои уничтожили Кроноса в нем? Боги в недоумении - сознание парня чисто, следов титана в нем и не осталось, потому им ничего не остается, как даровать парню прощение. Уговор между Зевсом и Перси Джексоном состоялся. Но неужели все так легко и просто? Не будьте столь наивны и самодовольны, гордые Олимпийцы, возмездие просто ожидает своего часа...
Спустя два года изменилось очень многое. Монстры напуганы поражением в войне и практически не появляются. У героев есть возможность реализовать мечту каждого - жить в обычном мире, естественно, проходя практику в Лагере. Рейчел Элизабет Дэр - новый Оракул решила остаться в Лагере вместе с полукровками. Во время зимнего солнцестояния, когда все Олимпийцы в сборе, включая повелителя Царства Мертвых, мрачного Аида, неведомая сила преподносит им невиданный подарок - амфору с чудесным нектаром, и даже сам Дионис такого напитка создать не мог. Насладились, да не знали, что напиток тот непростой. Следующим же утром обнаружили великие боги, что утратили свои силы и стали смертными. Зевс собирает срочное совещание, но никто из богов ничего поделать не может, они должны отправиться в мир смертных. Олимпом остаются управлять жены владык, во главе с Герой, так как она в тот день решила не отведать сего необычного напитка. Но чтобы не пробуждать интереса и конфликтов, боги соглашаются на следующий уговор: Лагерю и младшим богам будет объявлено, что они отправляются делегацией в Лагерь дабы исполнить желание Персея Джексона и удовлетворить интерес собственных детей. Большая Тройка же должна отправиться на поиск средства, которое вернет богам их силы. Остальные же останутся в лагере и поклянутся водами реки Стикс, что никому не станет известно об истинном положении вещей и они не станут никоим образом препятствовать поиску или действовать в собственных целях. Решено также было, что в поиск отправятся дети Большой Тройки и по двое отпрысков остальных Олимпийцев, которые будут посвящены в тайну, сохранят её и поклянутся в верности Олимпу. Но пока Зевс, Посейдон и Аид будут пытаться найти решение и совладать с собственными нравами, остальным полукровкам тоже придется несладко. Попробуй уживись в одном лагере с богами, которые никогда не могут прийти к согласию, особенно если среди них обязательно есть твой родитель! Более того, не всем богам хочется наслаждаться пребыванием в лагере...

мини-квест|--

"Sunny day. Enjoy the murder."
Что может быть приятнее, чем увильнуть от рутинной работы в лагере и сбежать к побережью, особенно таким жарким днем? Именно так решили четверо горе-подростков и незаметно для остальных ребят проскользнули в тихий лес на территории лагеря. После десятиминутного нытья Майи по поводу того, что их могут найти, компания отправляется немного дальше от лагеря и находит чудесное место для отдыха - и пляж песчаный, и море, и лес рядом. Но не тут-то было, нашим деткам недостаточно простого отдыха, им захотелось приключений. По щучьему велению, мойровому хотению - пожалуйста! Мисс Ричи случайно находит вход в таинственный грот, о котором никто никогда не слышал. Таинственные надписи, советующие валить отсюда подальше только прибавили адреналина, не помогли даже попытки Майи образумить остальных - только несколько колких замечаний со стороны Ариши. Ребята уверены - впереди их ждет незабываемое приключение, а судя по надписям на стенах - еще и какой-то загадочный артефакт. Внутри темно, сыро и вода постепенно становится ледяной. Страх медленно проникает в сердце каждого. Но ведь это пустяки, когда впереди их ждет такой сюрприз. Плененная дриада, в оковах навечно привязана к этому месту. Герои решают освободить бедняжку. Мне кажется, или она не в себе? О, сражение с взбесившейся богиней природы так захватывающе! Но что же это? Неужели невинное существо пало замертво от руки Питера? Первое убийство, мой милый мальчик? О, тебе еще и не это предстоит увидеть. Но, мне кажется, тихие слова дриады ты запомнишь навечно. "Ваше безумие убьет вас". Оптимистично, правда? Но вот он, свет в конце тоннеля! Вы нашли то, что искали. Артефакт посреди небольшого зала и совсем без охраны. Чудесная шкатулка манит каждого из них. Она будто шепчет, зовет, желает стать именно твоей. Но чьей именно? У нас здесь четыре кандидата, однако. А нужно, чтобы остался один. Зачем охрана, если они сами друг друга перебьют. Великолепно, неправда ли? Друзья набрасываются друг на друга с львиной яростью - желание получить артефакт лишает их здравого рассудка. Но, в конце концов, четыре руки одновременно касаются предивной шкатулки. И, знаете что? Шкатулка дивным образом переносит компанию на необитаемый остров. Ни еды, ни воды, ни возможности связаться с лагерем. Кроме того, выясняется, что в ходе стычки Ариша достаточно серьезно ранила Кристину. Становится все веселее и веселее. Питер в ярости, но сейчас не время для возмездия - нужно не дать мисс Мелларк умереть, ну а джунгли вокруг так или иначе, кишат невиданными созданиями и монстрами. Взывайте к богам, мои милые и пускай Зевс будет к вам благосклонен сегодня.

пост |--

Разочарование острым холодом ожерелья из самого синего льда отражалось в её ясно-голубых глазах. Рядом появилась самая настоящая адская гончая. Это заставило её улыбнуться. Страх к таким животным пропадает, когда ты отдаешь им себя на растерзание. – Нико, ты слишком плохо меня знаешь, чтобы удивить или напугать меня адской гончей, – без иронии грустно сказала Талия. И хотя она уже все равно не видела его лицо, но тот, видимо ожидал другой реакции, например, что в него полетит что-то острое и железное, но он ошибался. Талия принадлежит к тому типу людей, кто очень быстро заводится, но еще быстрее остывает. Ярость одно из сильных чувств, но не слишком глубокое. По крайней мере, для нее. Гораздо глубже и неизбежнее разочарование. Серое и холодное, как ноябрьское утро в Лондоне. Когда даже солнца не видно, а мы в собственном ритме делаем то, что помогает жить нам. Когда чувствуешь себя ничтожным человеком, и тебе даже кажется, что на твоих ногах звенят кандалы. А ты продолжаешь слепо идти, не зная, умрешь ты в следующую секунду или обретешь счастье всей своей жизни. А время уходит… Неизбежное. И мертвое. Чужое.
Она слишком ясно помнит тот день. А каждую ночь это упорно не дает ей забыть. Не забыла бы даже, если бы не хотела. День выдался пасмурным. Не холодным, но пасмурным. Жара, наконец, отступила. Они были в отличном настроении, ведь, наконец, оторвались от монстров. Гроувер говорил, что они уже близко. Весь день они провели в дороге, стараясь как можно быстрее добраться туда, где будут в безопасности. Каждый был в чудесном расположении духа, как Рождественским утром, когда ты поднимаешься с теплой постели и босиком бежишь стремглав по холодному полу вниз, ведь знаешь, что под огромной пушистой елкой тебя ждут твои подарки. В доме все украшено, везде чувствуется запах хвои, а на улице постоянно отовсюду звучат рождественские мотивы. Но день постепенно заканчивался, они сытно пообедали, и сейчас шли через лес. Сатир не говорил, но все ясно видели, что он начал нервничать. И никто не хотел спросить почему. Это и так было ясно. Но все равно, никто не терял надежды, что все будет хорошо. Постепенно, сначала медленно, а потом все вместе они перешли на бег. Неужели так близко? Неужели им опять придется принимать бой? Они бежали несколько часов, не проронив ни слова. Малышка Аннабэт не могла бежать наравне со всеми, они с Люком держали её за руки и бежали вместе. Они не могли её отпускать. И постоянно переглядывались и боялись сказать вслух то, что уже все давно поняли. Радость постепенно перешла в настоящее отчаяние. Она чувствовала, что здесь что-то не так, что все не закончится хорошо. Гроувер был настолько напуган, что они понимали: их будет много. Намного больше, чем обычно. Это было похоже на то, что с ними играют, что их специально на время оставили в покое, чтобы они подумали, что оторвались. Что все это ловушка, и они не выберутся из неё без потерь. И еще она понимала кое-что большее. Что это должна быть она. Что она не вынесет потери кого-то из них. Сначала эта мысль показалась ей совсем бредовой, ведь они уже так близко. Но чем больше они бежали, чем ближе были, тем яснее она понимала – это не бред. У них не хватит сил добраться до Лагеря в полном составе, нужно чем-то отвлечь противника. Сумерки сгущались, тени стали сильнее. А значит, противники стали сильнее. Они их уже даже видели, взобравшись на какой-то небольшой холм. Стая, огромная стая собак Аида. Каждый сохранял спокойствие, будучи на грани истерики. Она видела, как незаметно утирает слезы Аннабэт и как Лука  время от времени отворачивается, чтоб не встречаться ни с кем взглядом. Она этого не вынесет. Не сможет пережить то, что кого-то больше не увидит. Они стали её первой настоящей семьей, она любила их больше собственной жизни, больше всего на свете и готова была для них на все. На все, чтобы они были счастливы. На все, чтобы они остались живы. А сил становилось все меньше, и бежали они, соответственно, все медленнее. Они видели холм, а за ним – за ним уже лагерь. Вот он, вот! Вот только еще они слышали, как огромные лапы касаются земли, как злобно стучат челюсти, в ожидании свежей крови. Аннабэт упала, она не могла больше бежать. Группа взобралась на холм, и их встретил морской закат. Яркий. Огненный. Кровавый. Не больше пяти минут. До лагеря – не менее десяти. Они не успели. Три минуты. Она приняла решение. – Люк, бери Аннабэт на руки. Бегите, – её голос сорвался на шепот. Гроувер держал Аннабэт за плечи. Девочка уже не скрывала своих слез. Крупные соленые капли скатывались по щекам маленькой девочки. Они поняли, что их ждало. Они поняли, что она не могла поступить иначе. Или это будет она, или это будут все. И они, вероятно, выбрали бы второе, но право выбора им никто не давал. Она уже все решила. Вот только Лука не хотел с этим мириться. – Талия, ты не можешь. Мы вместе… - она покачала головой и перебила его: - Мы вместе не сможем их одолеть. Они сильнее. Ты должен идти Лука, вы должны идти, - шептала Талия. Но в упрямости они друг друга стоили, это уж точно. – Нет, я не сдамся. Нет… - продолжал парень. Она собрала все свои силы, чтобы не разреветься сейчас. Она должна сделать так, чтобы они ушли. Талия взяла ладонями лицо Луки и посмотрела ему в глаза. – Я люблю тебя, Лука. И я должна сделать это. Будь счастлив. А я обещаю тебе, что никогда, никогда и ни за что я тебя не оставлю. Не посмею. Слышишь меня, никогда!!! Я всегда, ты главное помни это, я всегда, что бы ни случилось, когда бы ни было, я всегда буду рядом с тобой. Я всегда буду жить в твоем сердце. Помни это. Обещаешь мне? – он кивнул, а она улыбнулась из последних сил, чтобы не заплакать. Он не должен был видеть её слезы. – А теперь иди, – она вздохнула. Он развернулся и готов был уже идти.  – Лука, стой! – она повернула его к себе обратно и притянула его губы. Теперь она плакала. Или он плакал? Она чувствовала вкус его слез у себя на губах. Чувствовала его сбившееся дыхание и то, как крепко он сжимал её талию. Она впилась ногтями в его плечи с такой силой, как только могла. А затем она поняла, что гончие уже совсем близко и отстранилась. – Иди. Я всегда буду рядом, – в последний раз прошептала Талия и, наконец, отпустила их. Она не могла смотреть им вслед. Это было выше её сил. Потому девушка развернулась и быстро направилась к вершине холма. По щекам текли слёзы, дыхание сбилось. Последние лучи солнца на минуту ослепили её. Оставалось меньше минуты, до того момента, когда все начнется. Вернее, когда для неё все закончится. Она смотрела на закат и постоянно шептала: - Отец, пожалуйста, отец, пускай они выживут, пожалуйста. Я знаю, ты меня слышишь, я знаю. Я никогда ничего у тебя не просила, и верно, что не просила, ты был прав, но я умоляю тебя ради всего, что ты любишь или когда-то любил: если в этом мире есть хоть что-то, что дорого тебе, то прошу, сохрани им жизнь, ценою в мою. Я отдаю свою жизнь, но пускай они останутся живы. Пускай… - она подняла голову к небу в мольбе. По её щекам текли слезы. Словно в ответ на её просьбу, на небе появились грозовые тучи, и пошел ливень. Она улыбнулась. – Спасибо. Я всегда знала, что ты меня слышишь. На горизонте солнце продолжало дарить свои последние лучи, словно задержалось, чтобы посмотреть, что же будет дальше. Вокруг все затихло, словно так же ждало и наблюдало за происходящим. А потом показались они. Талия вытащила из кармана наушники и включила плеер, который ей подарил Лука. Может, с музыкой все будет немного проще? Она встретила их тихо. Без спектаклей. Она, конечно, была искусным воином, но что она может сделать против целой стаи? Талия хлопнула рукой по браслетам и оружие, подаренное отцом, свернулось обратно в крупные серебряные браслеты на её запястьях. Солнце, дарящее ей прощальное тепло и ливень, будто слёзы за той жизнью, которую она никогда уже не проживет. Молнии. Электричество всегда переполняло её, оно было внутри, как настоящее портативное солнце. И пришло время выпустить его наружу. Она ничего толком об этом не знала, но понимала одно – она делает что-то, что отберет у неё все жизненные силы. Талия подняла руки к небу, сама не зная зачем, и смотрела прямо на солнце, пока стая неслась прямо на неё. Потом было что-то. Сначала Грейс сама не понимала что происходит, зная лишь одно: у неё получается. Все вокруг озарилось слишком ярким светом, прежде которого она не видела. Какой-то белоснежный шар, светящийся, словно настоящая звезда вышел у неё изнутри. Она держала его в руках. Электрические разряды то и дело соединяли его с наэлектризованным воздухом вокруг. Рычание всей стаи, яростное и немного настороженное. А затем она отпустила шар. Последовал самый настоящий взрыв или что-то вроде этого. Талия не видела толком, что же произошло, она лишь увидела, что у неё получилось. Горстки пыли были там, где минутой ранее стояли адские гончие. Девушка улыбнулась. Она победила. Она жива. И поняла, что так устала. Что очень хочет спать. Но ей надо в лагерь. Она развернулась, чтобы пойти в сторону лагеря, или хотя бы доползти. Но сил не было. Расчёт оказался верным, даже очень. Все было, как в кино при замедленной съемке – все поплыло, она понимала, что падает. Дождь продолжал лить, как из ведра. Она видела солнце и ясно-голубое небо на горизонте. Подумала, что как же чертовски удачно она упала – лучшего вида на прощание с миром не придумаешь, подумала, что все-таки она была счастлива, чёрт возьми! Что она могла бы много еще чего совершить нужного ей, но не оставалось сил. Нужно отдохнуть. Нужно поспать. А еще она понимала, что у неё не просто нет сил, чтобы идти. У неё нет сил, чтобы дышать. Еще немножко, всего три секундочки, чего это стоит? Талия вдохнула поглубже свежий после дождя и холодный воздух. Такой сладкий воздух. Где-то рядом горел лес – наверное, это из-за взрыва… - Я люблю тебя, жизнь… - пускай сопливо и предсказуемо, но все, на что хватило сил. И все, что она должна была сказать. Талия в последний раз посмотрела на небо, солнце, море. А затем наступила тьма.
На глаза навернулись слезы. Она поступает неправильно! Она не должна так жить! Неужели она вернулась ради того, чтобы жить ВОТ ТАК?! Неужели это то, что она должна была бы сейчас делать? Сигареты, алкоголь, вот и все? Ах, да, еще и ссоры с родственниками. Нет, чёрт возьми, нет! Все должно было быть не так! Все пошло не по сценарию, но, вероятно, она забыла, что сама пишет этот сценарий. Хотелось закричать, что это все неправильно! Хотелось залезть под одеяло и долго реветь, но она не могла этого сделать. Она должна была что-то менять. «Мы судим и наказываем, исходя из фактов, но факты не являются истиной. Факты похожи на скелет, который кто-то откопал спустя много лет после захоронения. Истина гибка и подвижна. Истина жива. Для того, чтобы познать истину, требуется понимание, это самое трудное умение, доступное человеку. Для этого требуется увидеть все вместе, воедино, до и после, как это свойственно одному Господу». Не это ли она так долго искала и так не могла найти, из-за чего вся её жизнь пошла наперекосяк? Господи, да это же так просто! Она закрыла лицо руками и глубоко вдохнула. Она поняла. Наконец, она поняла. Но они сейчас где-то в Сибири! Угораздило же! Но без этого она не поняла бы ничего. Талия повернулась к Джошуа и сказала уже абсолютно спокойным, полным решимости голосом: - Даже, если бы я этого не сделала, у него не хватило бы жизненных сил, чтобы переместить нас всех. По крайней мере, один из нас, пускай даже и виновник всего этого, выбрался живым. И мы выберемся. Пойдем, нам в любом случае нужно найти воду, – девушка убрала волосы в хвост и достав из сумки кожаную куртку, надела её. Талия закинула свои сумки на плечо и направилась на север.

заметка|--

http://savepic.org/1624175.gif
...ливни в середине сентября даровали мне свободу одиночества...
в тексте использованы личные воспоминания и слова неизвестного автора, которого благодарю за создание сего образа.

M a l a d e
J’t'ai attendu 100 ans dans les rues en noir et blanc. Tu es venu en sifflant.
Я тебя ждала 100 лет на черно-белых улицах.
Ты пришел, насвистывая.

Зима. Снежинки, одна за другой, опускаются на землю, нежно и трепетно укрывают её, исполняя свой первый и последний танец. А начинается он где-то там, высоко, и с самого рождения ветер подхватывает их и несет, как ему вздумается. Крошечные, прекрасные, легкие и невесомые они поддаются жесткому ветру, играют по его правилам, идут у него на поводу, позволяют ему вести себя, полностью доверяя и не подозревая, куда он их унесет. Отчаянно и страстно танцуют в вальсе, не догадываясь, что это их первый и последний танец. Живут одним мгновением, которое заполняет один лишь ветер и ночное небо. Их тысячи, миллионы, миллиарды, но они не видят друг друга, считая, что единственные в своем роде. Не знают ничего о лжи и измене. Не знают правды. И от того чувствуют себя счастливыми. Отдаются полностью ему одному, который значит для них все, который становится для них всем миром, единственным смыслом бытия, таким совершенным, холодным, но таким желанным, дорогим и любимым. Они обречены. Но пока не знают этого и наслаждаются своим всеобъемлющим счастьем. Посвящают этому танцу всю себя, живут ним и сгорают от внутреннего пламени. Сгорают, как спички, как мотыльки, как осенние листья, как капли дождя, разбиваются вдребезги на миллиарды частиц, опускаются они на землю. Мягко, неслышно, легко заканчивают свою жизнь среди бесконечного количества таких же снежинок, как они сами. Сначала не понимают, что происходит, сопротивляются, выделяются, пытаются остаться неповторимыми. Но потом отчаяние переполняет их, они замерзают, соединяясь в своей беззвучной утрате с остальными, думая, что так им будет легче, не думать, но они ошибаются: боль продолжает съедать их изнутри, прожигая, отравляя и уничтожая. И тогда они усиленно ждут тепла, чтобы растаять, умереть, исчезнуть, стать чем-то другим, чтобы забыть тот безумный танец, который наполнял их таким сладким опьяняющим счастьем.
Она, молча, сидела на подоконнике, только её пальцы касались холодного запотевшего окна, то и дело, рисуя на нём загадочные узоры, не значащие ровным счетом ничего, и в то же время, наполненные каким-то глубоким смыслом, представить размеры которого люди не в силах. Эти рисунки увлекали её с собой в тот мир воспоминаний, покрытых пеленой тумана тихой всеобъемлюще ненавязчивой боли.
А пока, снежинки, одна за другой, легко и невесомо опускаются на землю…


Je vais bien, ne t'en fais pas
Не волнуйся, у меня все нормально.

Весна. Она шла по тротуару. Шумные улицы Нью-Йорка. Когда несёшься по ним в обычном ритме Большого Яблока, многое упускаешь из виду. Но как только шум сменяет любимая музыка в наушниках ай-пода, Нью-Йорк в тот же миг кардинально меняется. Сквозь стекла солнечных очков  начинают проникать лица, эмоции и жизни незнакомых тебе людей. Сквозь рутинную серость проникают настоящие чувства. Боль. Разочарование. И ты находишь отзыв на них в своем сердце. Ты ведь знаешь, что это такое. И сердце нельзя обмануть, солнечные очки не скроют твоего отчаяния. Куда реже видишь радость, смех, счастье. Оно заставляет тебя улыбнуться и тайно позавидовать. Зависть своим едким ядом проникает в тебя, а ты от неё убегаешь. Она рядом, а ты упрямо не хочешь понять, что она уже в тебе. Ты борешься. Ты начинаешь идти быстрее. Еще быстрее, почти бежишь. В твоих глазах... страх? Но ты ведь ничего не боишься?! Птичка, потерявшаяся в небе. Ты так отчаянно машешь своими маленькими крыльями. Лети, маленькая птичка, лети... Только не падай, здесь высоко. Не смотри вниз, лети. Лети...
Красный свет и сигналы автомобилей приводят тебя в чувство. А ты сжимаешь футболку там, где должно быть сердце. Ты идешь с пустым взглядом, пытаясь найти в груди то, чего там давно уже нету. То, что так подло у тебя украли. Вот же оно, так близко, ты слышишь, как оно бешено стучится! Но вот его нет. Просто нету. Как же легко тебе причинить боль, маленькая птичка! И как много тех, кому хочется это сделать. Остановилась. Ищешь другую песню. Неосторожное нажатие кнопки и ты попадаешь в ту папку. В самую первую. В ту, которая была здесь с самого начала, и у тебя просто не хватало мужества её удалить. В ту папку, где песни для тебя оставил Он. Ты была другой. Такой красивой. Такой умной. Почти идеальной. А он тебя оставил. Просто умер. Просто ушёл. Эй, парень, что с тобой! Она ведь тебе верила. А ты верил в неё. Но она была так далеко. А судьба со своим глумливым благородством чеширской улыбки решила, что вы должны опять встретиться, так почему же ты ушёл, такой милый, такой до безумия родной вор её сердца? Почему ты не сказал ничего?! Ты ведь клялся её именем, ты ведь жил её именем! Что же с тобою стало? Бедная, бедная маленькая птичка. Ты потеряла его навсегда. Он уже не может вернуться. И ты знаешь, что он тебя любил. Ты стоишь, словно в ступоре. И не можешь переключить песню. Соленые капли медленно стекают по твоим щекам, одна за другой. В небе гремит гром. Сверкнула молния. Такой неожиданный майский ливень для жителей Нью-Йорка. Солнце с дождем. Ты снимаешь очки и кладешь их в кожаную сумку. Смотришь вверх. Вот они, капли. Обрушились стеною на город. Все бегут куда-то, прикрываясь, чем попало, многие смеются, многие недовольны. Но этот ливень такой теплый. А ты смотришь вверх, не двигаясь с места. Нелетная погода. А ты смотришь вверх… Нет, тебе нужно идти, хоть куда-то но идти. Ты смотришь вниз и видишь все то же небо, только капли разбивают отражение, а слезы их догоняют. Твоя черная футболка прилипла к телу, короткие волосы превратились во что-то непонятное. А тебе все равно. Ты все так же идешь. Твои черные джинсы прилипли к ногам, кеды скоро промокнут. И только серебряные браслеты на обеих руках и несколько цепочек на шее сохраняют объем. Ты сворачиваешь в Центральный Парк и идешь по аллее. Идешь, идешь, идешь… Садишься на лавочку и все так же смотришь вниз. Уже ничего не изменить. Не осталось времени совсем. Отпусти её, подлый вор сердец, отпусти маленькую птичку! Это все пустая трата времени, это все было глупой ошибкой. Не то место, не то время. Маленькое преступление думать о нём. Ты не должна о нём думать. Все хорошо, ты должна идти дальше… Ты поднимаешься.
Ливень кончился так же неожиданно, как и начался. А ты вышла из парка и вернулась на улицы. Ты идешь все так же… Нет, уже не смотришь вниз, это хорошо. Может, взмахнешь своими крыльями и оторвешься от асфальта без разбега. Пожалуйста, лети! Нет, не сегодня. Сегодня ты не можешь. Ничего, маленькая птичка, ничего. Все будет хорошо. Не так, как ты мечтала, но хорошо. Ты должна верить. Верить и идти. Впереди еще много другого. Не отчаивайся, маленькая птичка. Не печалься… Хотя ты будешь печалится и плакать, этого нельзя изменить. Ты потеряла свое сердце, и он забрал его с собой за черту, туда, откуда не возвращаются… Весенняя птичка, не бойся, иди, иди, как ты шла до этого, так иди и дальше. Смотри вперед, хоть что-то замечая. Спутник сердца, потерявшийся в темноте. Ты зашла далеко. Иди до конца.

De nos nuits de fumette il ne reste presque rien. Que tes cendres au matin
От наших наркотических ночей не осталось почти ничего.
Лишь твой пепел утром.


Лето. Какое теплое солнце. Ты хочешь, чтобы оно никогда не кончалось. Ты хочешь, чтобы не кончалась музыка в плеере. Чтобы ветер всегда оставался таким мягким. Снимаешь очки и подставляешь уставшее бледное лицо заботливым летним лучам. Сидишь здесь, кажется, уже целую вечность, изредка нашептывая и повторяя одними губами слова песен, звучащих в наушниках. Никак не можешь привыкнуть к слишком теплому солнцу Сан-Франциско. К солнцу его города. Все-таки встаешь с лавочки, а казалось, ты к ней приросла. Идешь по аллее, не замечая людей вокруг. Сворачиваешь направо и оказываешься среди больших тенистых деревьев. Смотришь исключительно себе под ноги, будто ищешь там что-то потерянное час назад. Трава неизменно зеленая, как и во всем парке.
Когда его не стало, ты думала, что сойдешь с ума. Ходила, как шальная, все время куда-то бежала. Бежала, не останавливаясь, бежала без передышек. Думала, что так забудешь, думала, что все это ложь, иллюзии, мираж. И каждый вечер боялась возвращаться домой. Боялась смотреть на экран своего мобильного, потому что там не было СМС от него. Не было пропущенных звонков. Часами пялилась на его номер. Ряд цифр, который никогда теперь больше тебе не ответит. А ты звонила. Ты писала, делая вид, что не слышишь, как его телефон звонит в соседней комнате. Все делала на автомате, но делала, чтобы делать. Ты уже не пользовалась косметикой, ведь устала её вытирать постоянно. Часами, до и после работы, торчала на кладбище. Молча, смотрела на гранитную плиту, не подходя ближе десяти шагов. Ты просто не верила, что это случилось именно с тобой. Именно с ним. Оборвались две жизни, а не одна. Все дело в том, что он уже на финише, а ты не дошла и до середины дистанции. Ты ведь была так умна, что не можешь принять то, что изменить не в твоих силах. Потому что ты так не хочешь, тебе слишком больно. Ты мало плакала. Ты мало говорила. Ты не хотела двигаться дальше. Застыла на мертвой точке, чтобы не думать, чтобы не осознавать правды. Чтобы верить воспоминаниям. Воспоминаниями жить удобно, ведь их можно в любую секунду изменить. Прошлым жить нельзя, а воспоминаниями о нём – можно. Вот ты и жила. Жила в своем маленьком мире, где история никогда не заканчивалась. Ты ведь знала этот мир идеально. Ты стирала все белье каждую неделю и аккуратно складывала в шкаф. Разговаривала с ним, будто он сидел на кухне. Готовила ему завтрак, и как бы случайно забирала его сама. Ты проживала один и тот же день снова и снова, будто ничего не было. И все будто оставалось прежним в твоем маленьком уютном и безопасном мире. Так прошел год для планеты Земля и ровным счетом ничего для тебя.
Но потом жарким летом реальность догнала тебя и накрыла с головой.

Eblouie par la nuit à coup de lumière mortelle. A-il aimé la vie ou la regarder juste passer?
Ослепленная ночью во вспышке мертвенного света.
Любил ли он жизнь, или просто смотрел как она проходит?

Осень. Кто придумал Искусство? Все знают. А кто знает, кто придумал Счастье? Кто придумал Красоту? А кто знает, кто придумал цветы? Кто придумал багряные краски осени? Кто собственноручно рисовал лепестки, кто их раскрашивал? Никто не знает. Все только пользуются.
Хотелось завернуться в теплый плед, и посидеть у какого ни, будь окна, чтобы вспомнить былые времена и выпить горячего чаю. Чтобы пожалеть обо всем утраченном и неполученном. Чтобы улыбнуться и вспомнить все, что у тебя есть и почувствовать себя счастливой, ведь то немногое, что у тебя есть в этой жизни, так много для тебя значит. Чтобы, грустно улыбаясь, рисовать горячими пальцами по холодному запотевшему окну. Хотелось обнять кого-то и рассказать ему, как он тебе дорог. Хотелось снять все маски, которые у тебя есть, и побыть сама собой. Спрятать эти фарфоровые маски глубоко-глубоко в шкафу и улыбаться по-настоящему. Хотелось чувствовать запах яблочного пирога с корицей и малиновое варенье. Хотелось опять почувствовать жизнь. И мечтать, мечтать солнечно, тепло и наивно. Мечтать по-доброму, и чтобы в твоих мечтах всем было хорошо, и все были счастливы. Чтобы посидеть с ним вдвоем и сыграть ему на гитаре мелодию с запахом сентября и вкусом ностальгии. Хотелось прижаться к кому-то и  поцеловать в ключицу. Хотелось оказаться в том большущем доме в Йорке, где ты провела все свое детство и смотреть на тот огромный сад с озером, полянами, аллеями с красивыми фонарями и фонтанами, который размерами был как приличный парк или небольшой лес. Хотелось целую вечность смотреть в те светло-зеленые глаза человека, которому ты посвятила всю свою жизнь, чтобы его крепкие и всегда такие безумно теплые руки сжимали тебя, словно защищая или в страхе потерять. Хотелось… хотелось счастья. Настоящего, человеческого, простого и неповторимого счастья.
Но, увы, это была всего лишь мечта, сейчас далекая и недостижимая для тебя. Пытаясь вернуться в мир собственных грез, ты водила чёрным карандашом по листу. Листу твоего альбома, который кто-то редко видел. Ты рисовала тот самый парк, каким помнила его с детства. Рисовала пейзажи знакомых мест в Йорке. Рисовала те глаза, в которых так хотела утонуть…

Её губы изогнулись в мягкой улыбке, без труда узнав имена отправителей, открывая конверт.
«Ты улыбаешься, глядя в кусочки только что разбившегося зеркала. Улыбаешься, любуясь собственной красотой. Улыбаешься, осознавая то, что твое богатство – это ты. Качественный бестселлер, прописанный чьим-то дешевым пафосом, и умело представленный за весьма и весьма неплохую цену. На полках за сверкающей витриной. С пометкой «не продается». Не продаешься. И от этого становишься все более и более желанной. Ты не из тех, кого учили обращать внимание на человеческий внутренний мир, однако в тебе откуда-то нашлась эта способность. Тебя, прекрасную юную леди, нередко видели разговаривающей с нищими, с людьми, к которым бы побрезговал подойти самый бесстрашный альтруист. Откуда в тебе вся эта мудрость и сила? Почему у тебя не подгибаются колени, когда великие мира сего уже падают на землю без чувств? Почему?..»
Она тихо собрала стекляшки и, подобно кошке, мягко и изящно прокралась в свою спальню. Сегодня не одна. Сегодня нет панического страха темноты и легких шорохов. Сегодня есть, для кого быть сильной. Есть для кого.

+1

9

покахонтас.
приятно порадовали, велкам (:

0

10

black.dahlia
посты. знаю, что с этим у меня намного лучше, чем с графикой. и вообще я текстовик )
есть посты по СПН, по ГП, но лень их копировать )))

Кэтрин Пирс

Свернутый текст


- Деймон...ты ведь не мог забыть меня, нашу страсть, наше все, - пылко шептала Пирс, рывками расстегивая на ошеломленном Сальваторе-старшем рубашку, не давая тому опомниться от ее натиска. Сейчас, в эту самую минуту, ей хотелось, чтобы вся его искрометная страсть, такая же, что пылала в ней самой, выплеснулась наружу. Ведь эта страсть была и в Стефане. Она была в крови их троих. С того момента, как они...И воспоминания накрыли Кэтрин с головой, так, что она не смогла от них отделаться, глядя на полуобнаженного Деймона, ее собственное  создание. Она словно была Пигмалионом, а он – ее Галатеей. Как и тогда.  Как и тогда...
Время смолкло, словно струна гитары.
Октябрь сменился летним июнем.
Она снова вдохнула сладкий аромат роз. Потрясающая свежесть лета, пронзительно чистый воздух, напоенный прохладой... «Июнь – самое удобное время для визитов», думала Пирс, пока ее карета подъезжала к поместью старинного рода Сальваторе. 
- Я Деймон Сальваторе. Позвольте помочь вам, мисс Пирс, - учтиво произнес  тот из них, который был старше на вид, и галантно  подал ей руку, помогая выйти из кареты. Точнее, пытаясь помочь.
- Простите, но я сама. Вы так учтивы, - проворковать нежно, улыбнуться мягко, так, чтобы не обидеть, а раззадорить. О, как же легко ей удавались такие вежливые реплики, которые переворачивали мир окружающих с  ног на голову. Кэтрин Пирс, которая всегда была проницательна, сразу поняла, что нравится  брюнету. Но неподалеку был его брат. Пирс даже слегка растерялась  от такого внимания – второй раз в жизни. Первый раз она была в растерянности, когда встретилась с Клаусом, обратившим ее. Безусловно, внимание ей льстило. Но она привыкла лидировать в отношениях, а эти двое просто брали ее в плен своими взглядами, своими словами. Хотя...блондин еще ничего не сказал. Но она – как девчонка, глупая девчонка, - уже просто-таки  сгорала от желания к этим двум юношам. Потому что они были прекрасны. Потому, что ей было скучно. Потому, что ей так хотелось.
- А это мой брат, Стефан, - Деймон подвел ее к младшему юноше в кремовом фраке. Теперь Пирс с трудом удавалось лавировать между братьями, уделяя внимание обоим. 
- Стефан? Какое красивое имя, - произнесла она вежливую глупость, просто чтобы поддержать разговор. 
- Не такое красивое, как ваше, - а он умен. И, видимо, столь же искусен в светских беседах, подумала Кэтрин. Впрочем, вежливые разговоры всегда были ей невыносимо скучны. В них не было жизни, от них не исходила страсть, в которой она постоянно нуждалась, как в глотках свежего воздуха, как в крови. Кровь и страсть – эти две вещи, материальная и духовная – были для нее важнее всего на свете. Только они закрывали пустоту, зиявшую в сердце с мгновения ее обращения. С того времени, как Катерина Петрова стала вампиром.

- Не стоит, право, -  Кэтрин засмеялась и пошла вперед, вдоль кустов роз. Она любила устраивать такие вот красивые сцены, любила себя показать, и дать полюбоваться другим. Но Деймон и Стефан были не просто участниками шоу, она давала им творить его вместе с ней.
«Решительно, я нашла себе занятие на всю оставшуюся жизнь», - твердо подумала Кэтрин.  Продвигаясь вперед в своем роскошном платье, и точно зная, что два брата следуют за ней, она дала себе слово заполучить их обоих. Они будут принадлежать ей. Оба. Во что бы то ни стало.  Внезапно Кэтрин сдавило талию. «Корсет...как же он затянут...» Внезапно Пирс пришла в голову безумная мысль попросить одного из братьев ослабить его. Это было фарсово в своей безрассудности, и она улыбнулась своим мыслям. «Потом. Еще рано», - и она обернулась к Стефану.
- У вас великолепный дом, господин Сальваторе.
Она будет играть эту роль светской львицы. А сейчас надо каким-то образом незаметно ослабить этот чертов корсет...

Деймон

Свернутый текст

Елена попросила его об осторожности. «Надо же», - мелькнула мысль в голове вампира. Абсурд – человек просит существо, которое сильнее людей по всем меркам, об осторожности.  А потом – потом Деймона словно дернуло током – взяла его за руку. Это было уже не то незаметное прикосновение. Это было неожиданно для него.
Нежно...страстно...Невыразимо...
«Ну что ты со мной творишь? Что?!»
Деймон ошеломленно посмотрел на Гилберт. Потом на их переплетенные пальцы.
Он хотел схватить ее за плечи. Да нет, он хотел бы зацеловать ее, стиснуть в объятиях, прижать к себе. Прямо здесь. Но ему было нужно ее решение. От ожидания и неизвестности Сальваторе чуть не взвыл, точно оборотень в полнолуние.
И Сальваторе осторожно высвободил свои пальцы. Медленно. Так, чтобы не ранить девушку, чтобы происходящее не было похоже на отказ.
В комнате царила мертвая тишина. Словно все были зрителями торжества, какого-то глобального события.
Деймон совсем забыл об окружающих, его сейчас волновала только Елена. Только то, что она наконец почти рядом с ним.
Но ему нужен был ответ.
Хоть какая-то определенность.
И поэтому Деймон сделал то, что, как ему казалось, нужно было сделать – он резко потряс ее за плечи. С силой. С ожесточением.
- Эй-эй, постой-ка! Благодарна? Тебе не кажется, что благодарность – немножко не то слово, которое описывает все, что мы прошли? - произнес он, по-прежнему держа Гилберт за плечи.
«Ну скажи же...Ответь...Не уходи от ответа»
- Елена, мне нужен ответ, - сказал Деймон, и приготовился к худшему. Заранее. Возможно, потому, что из худшего состояло  все его существование. Да, вампир и человек – это невозможная пара, но только на словах.
Это реально.
«Только ответь...»-в отчаянии подумал Деймон.
Наверно, он выйдет на солнце, если она ему откажет.
Уничтожит все вокруг.
Во всяком случае, Деймон точно знал, что не переживет этого.
Он не мог без нее жить. Просто не представлял, как будет существовать дальше.
Но Деймон понимал, что все зависит только от ее ответа. Сальваторе не мог ничего изменить, и это вгоняло его в полнейшее отчаяние. Деймон не любил ощущать собственную беспомощность, да что там, он это просто ненавидел.
А молчание продолжалось и продолжалось. Деймон умоляюще глянул на Елену.
Даже как-то жалобно...
«Что со мной происходит?» - подумал он пораженно. И продолжил смотреть на Гилберт, смиренно ожидая, как она поступит.

0

11

masquerade
К сожалению, пока обучение. То ли вы предоставили не самые лучшие прувы, то ли еще что, но все, что я вижу - это довольно скудное перечисление действий, так что пока, увы и ах, нет.

0

12

black.dahlia
скудное? там же и мысли, и чувства, и описания...хм-м...0_0

0

13

masquerade
Достаточно скудные, если хотите, могу сделать подробный разбор полетов вам в ЛС.

0

14

black.dahlia
сделайте, пожалуйста ) мне интересно

0

15

пост|ангст, чо


Войну придумали мужчины. Женщинам она ни к чему, они и так хоронят каждый день новых, едва знакомых, встречных мужчин в своем сердце, провожая их горестной песней в последний путь, кровоточат каждый месяц, ощущают миазмы гниющих душ своих мужей, изменяющих им со шлюхами со впавшими носами и ввалившимися глазами. Войну придумали мужчины. Потому что они так устроены, потому что у них не пасти - геены огненные. Мужчины все поглотить хотят, разорвать, камня на камне не оставить. Войну придумали они. Козлы.

В детстве мне снился сон, самый страшный из тех, которые я когда-либо видела. Я бежала по каким-то комнатам: мимо пролетали розовые пятна, белые полосы и фиолетовые многогранники, а за мной обваливался пол, по кусочкам рассыпался и падал куда-то вниз, в пустоту. Единственное, что я чувствовала, - это страх. И так я бежала маленькую бесконечность, целый сон. У меня не было даже сил, чтобы устать, не то чтобы думать, оглянуться. Оглушительная тишина, звонкая, пронзительная. Лучше уж грохот, грязь и холод, способность осязать все это и не зияющая пустота, а лицо без носа синюшно-сифилитического цвета, пусть и без имени, пусть. Главное - определенность. Главное - иметь цель. Главное - иметь силы, чтобы устать и не сдаваться. Главное - помнить, что это не сон, а война, и руки уже не отмыть от всей этой грязи водой.

Те люди в масках, гордо называющие себя Пожирателями Смерти. Видели ли они ту самую Смерть? Они видели убийства, пытки, но не ту Смерть, всепоглощающую, всеобъемлющую, иначе нечеловеческий крик бы вырвался у них из груди, принялись бы они распевать Марсельезу, искать четырехлистный клевер и пить не_разбавленное вино. Маски роднят этих уродов с греческими трагиками, хотя они уже больше похожи на дементоров в них, дышат тебе в душу, смотрят сквозь черные щелки, но не видят ничего. И как же они спят, интересно знать? Не пробирает ли их холодная потная дрожь по вечерам? Не чувствуют ли они запах своих разлагающихся тел? Должно быть, нет, иначе нечеловеческий крик бы вырвался у них из груди, принялись бы они распевать Марсельезу, искать четырехместный клевер и пить не_разбавленное вино.

Хогвартс, последняя крепость, способная остановить все это безумие, не похожий на себя обычного, радушного, но все такой же родной и настоящий, как рука Рона. Мокрая, как нос щенка, теплая рука, за которую я так отчаянно цепляюсь, впиваюсь ногтями, чтобы понять, что вот она настоящая, не пластмассовая, не хрустальная, не мираж.

- Ребята-а, - заговорщическим, восторженным шепотом протягивает Гермиона, не та девочка-зазнайка с пушистой копной русых волос одуванчиком, а уже взрослая, даже слишком с сальными, прокопченными волосами, стянутыми в хвост на затылке, - вы не понимаете? Только змея, осталась только одна долбаная змея, понимаете? Гермиона закусила губу, ныло колено и в глазах уже мутнело от усталости. Только змея, Гарри, Рон! Последнее слово было выкрикнуто как будто на вздохе, царапая горло и срываясь на визг. Люди в масках не видели Смерти, нечеловеческий крик не вырвался у них из груди, не принялись они распевать Марсельезу, не искали четырехместный клевер и не пили не_разбавленное вино. Они напали на Хогвартс. В затылке раздалась резкая боль, как будто… Нет, просто резкая боль, затмевающая собой все на несколько минут, не давая сердцу разорваться, не давая превратиться в густую липкую массу трупа. Теперь нельзя бежать от пустоты, от этих щелок в маске, а надо идти ей навстречу. Черт возьми.

анкета|фрунечка

Имя персонажа.
Freya Persephone Selwyn // Фрейя Персефона Сэлвин
Фрейя - прекрасное НЕСОКРАЩАЕМОЕ имя, запомните, пожалуйста, правда, для "своих" (читай - брата) все же допустимо несколько фамильярное Фру-Фру. Второе имя, как несложно догадаться, девочка получила от маменьки.

Возраст персонажа и дата рождения.
15 полных лет, 13/08/07.

Факультет и курс.
Слизерин, 5. Староста факультета.
В следующем году надеется занять место Марлоу в сборной по квиддичу и стать ловцом.

Происхождение.
Фрейя Сэлвин, самая младшая представительница рода Сэлвин, чистокровна до абсурда, как и все родственники:
Дэниэл Сэлвин - папенька, дуче семейства Сэлвин, сотрудник ММ, судья Визенгамота
Персефона (Паркинсон) Сэлвин - маменька, дура дурой, домохозяйка аристократического характера
Элайджа Сэлвин - братец, ученик ШЧиВ Хогвартс, факультет Слизерин, 7-ой курс, личное домашнее животное сестрицы

Биография.
Если все приличные дети рождаются головой вперед и сразу же показывают признаки жизни, то Фрейя… А что сразу Фрейя? Ну, рожала ее Пэнси восемнадцать часов к ряду, ну, лезла девочка ногами вперед, обхватив голову руками, и пыталась сразу мертвой притвориться, чтоб отстали эти мерзкие акушерки! Умной девочка родилась - сразу осознала, как ужасно жить на этом свете.
С семьей Фрейе, можно сказать, повезло, а можно и не сказать. Любви как-то особо не наблюдалось, но и не били же! С мамой после вышеупомянутых родов у Фрейи сложились довольно напряженные отношения до пяти лет - она то ли побаивалась малышку, то ли просто брезговала подойти к вечно орущему куску мяса под кодовым названием "дочь", с папой все вышло как-то получше - он, кажется, заметил ребенка только, когда Фру-Фру исполнилось года три-четыре - то есть уже была почти вменяемым существом - и она изъявила горячее желание узнать, чем занимается этот высокий дядя с трубкой в зубах в зеленой комнате на втором этаже, разрисовав обои в его кабинете на радость домашним эльфам. Сэлвин-старший умилился, наорал на жену, которая "сидя дома, не может даже уследить за ребенком", и решил заняться этим самым ребенком, правда, эти "занятия" были подобны таблице Менделеева, в смысле, периодичны, и ограничивались чтениями вслух чего-нибудь занимательного вроде "Магического уголовного кодекса", пока отец или дочь не засыпали. В общем, единственными существами, по-настоящему заслуживающими любви и уважения, по мнению Фрейи, были белый толстый кот Джо и старший брат Элайджа. Первый был настолько ленивым и упитанным, что позволял тискать себя и даже использовать свою персону как подушку, лишь бы не двигаться, правда, он очень скоро скончался, видимо, от переедания; второй же в силу своей доброты позволял сестре безнаказанно слюнявить себе руки, иногда даже сажал к себе на плечи, правда, быстро ссаживал, потому что та вцеплялась ему в волосы для большей уверенности, читал на ночь сказки да и просто был ласковым по отношению к девочке. Вот как такого не полюбить?
К великому сожалению Фрейи, счастливое детство закончилось в пять лет - когда девочка без помощи рук передвинула к себе тарелку с печеньем, - тогда-то родителей внезапно и осенила мысль "а деваха-то уже ого-ого вымахала, пора пристраивать". Да, у Пэнси с Дэниэлом были несколько архаичные понятия о воспитании детей, поэтому они сразу начали искать девочке достойного по чистоте крови мужа. В общем, следующие шесть лет перед Хогвартсом прошли под эгидой затянутой в корсет талии и слюнявых поцелуев очередной двоюродной тетушки. Радовало только одно - рядом был брат, которого тоже постоянно напомаживали и таскали на приемы и которому тоже пытались найти пару. Благо, как говорила маменька, времена были уже не те и весь этот ажиотаж с чистокровностью сходил на нет, что, однако, не мешало ей требовать от детей знания всех своих родственников до десятого колена и идеально прямой спины. Элайджа стоически все это терпел и действительно старался соответствовать маменькиным требованиям, удостаиваясь при этом максимум снисходительной улыбки, Фрейя же, в свою очередь, откровенно валяла дурака и, пользуясь своей "дружбой" с папенькой, получала все, что хотела. Такой расклад дел дома дал ей неправильное понятие об устройстве этого мире - Сэлвин-младшая в итоге выросла избалованной девчонкой, которая по умолчанию ставит себя несколько выше окружающих и думает, что ей все дозволено и все ее безмерно любят.
На свое одиннадцатилетие брат получил долгожданное письмо из ШЧиВ Хогвартс и вскоре уехал, сияя как начищенное фамильное серебро, куда подальше из отчего дома. Сначала было скучно, но затем Фрейя обнаружила удивительную вещь - оказывается, у них дома были интересные книги, которые ей еще не читал Элайджа! Почти целая библиотека. Да и папу порой было интересно послушать… И, конечно, письма, письма от брата! Ах, как был прекрасен Хогвартс по его рассказам, как там легко дышалось и как вкусны были яблочные пироги местного приготовления! Но вот на деле все оказалось не совсем так.
Сложно себе представить, но тот факт, что дома все над тобой тряслись и обожали, в школе не имеет никакого веса, то есть нельзя безнаказанно хамить окружающим, драть за волосы да и вообще, не дай Бог, что лишнее ляпнешь. Даже то, что у Фрейи был брат-третьекурсник, не принесло ей всеобщего обожания, поэтому пришлось завоевывать авторитет самостоятельно, что на змеином факультете сделать довольно трудно по определению. После первых в своей жизни рождественских каникул девочка категорически отказывалась ехать в школу и следующую неделю засыпала только с одной мыслью: "хочу на родину!" Но после внезапно все стало как-то налаживаться - Сэлвин не без помощи брата стала одной из лучших учеников на курсе и натаскала своего хорька таскать еду у зазевавшихся хаффлпаффцев на потеху остальным. На третьем курсе Фрейя открыла для себя прекрасную игру квиддич - до этого девочка, как и все Сэлвины, только нос морщила при его упоминании, но тут подруга заявила, что играть будет сам красавчик Поттер (или это был Энтуистл?), в общем, кто-то ну оче-е-ень симпатичный, и потащила Фрейю на стадион. В общем, с тех пор Фру-Фру мечтает, если не о карьере Гвеног Джонс, то хотя бы войти в сборную факультета, но пока этому мешает наличие брата в школе, который, наверняка, начнет отговаривать сестру от "столь необдуманного и неподобающего для юной леди" шага. Ууу, в такие моменты Фрейе правда хочется стукнуть его чем-то тяжелым по голове, так он родителей напоминает!
В общем, пока что образ жизни Сэлвин полностью удовлетворяет и ее саму, и остальных Сэлвинов: Слизерин, примерное поведение и стабильная успеваемость, место старосты факультета на пятом курсе, все как надо.

Характер.
Знаете, на что похожа Фрейя Сэлвин? На апельсиновый сок или шерстяной свитер, потому что половина Хогвартса тоже начинает от нее чесаться. Поверьте, Фру-Фру знает, как вам следует себя вести, что надеть на свидание и почему небо голубое, и всегда готова этим поделиться, если сочтет эту информацию необходимой для вас, не слушая все ваши протесты и отговорки вроде "у меня там в башне сова некормленая сидит, мне бежать надо!" . В ней есть какая-то железобетонная, непробиваемая уверенность в себе и нужности своей персоны, воспитанная годами потакания любым прихотям в отчем доме. Конечно, школа несколько "пообломала ей рога", образно выражаясь, - девочка уже не ждет, что все кинутся исполнять ее указы, но все равно она там самая умная, просто мало кто понимает ее гениальность.
Несмотря на всю свою самоуверенность, у Фрейи присутствует "синдром недолюбленности" - если никто ее не похвалит в течение дня, то она начинает вредничать и постепенно впадает в депрессию. Упаси Вас Боже, найти ее в таком состоянии – расцарапанное лицо или поколоченная спина гарантированы. Очень любит большие шумные компании, поскольку врожденной наглостью природа ее не обделила, и на подобных собраниях ее просто невозможно затереть, наступить на ноги или взять ее сливочное пиво, потому что заорать об этом на всю школу об этом у нее духа, поверьте, более чем хватит. Фрейя долго не думает да и никогда не предпочтет «наступить себе на горло», чем сказать что-нибудь лишнее. Можно сказать, она по-своему цинична - без проблем может сказать человеку, что его любимая золотая рыбка только что умерла, а он и не видел; сострадание и сожаление как этические нормы ей действительно чужды. Собственно, единственное, за что окружающие могут простить ей ее эгоцентризм, так это непосредственность и естественность.
Целеустремленная и вечно бодрая Сэлвин до невозможности ленива, когда доходит до дела (видимо, это все влияние ее любимого кота Джо) - Фрейя может два часа сидеть в библиотеке и начинать готовиться к тому, чтобы сесть за эссе, потому что времени еще так много, а делать так мало, и, как итог, написать все за полчаса до отбоя. Обидчивая, но отходчивая. Отходчивая, потому что забывчивая, память Фрейи удивительно устроена - ее хватает даже на маггловедение и историю магии, но на то, кто и когда ее обзывал или кто что сделал ей хорошего, чаще всего нет. Эта ее рассеянность иногда даже начинает раздражать, однако девочку столько всего на этом свете раздражает, что это как-то теряется на общем фоне.
У девочки свои, особенные взгляды на отношения отцов и детей - авторитет родителей в ее случае не так силен, чтобы заставить ее, скажем, отказаться от квиддича в будущем или выйти замуж за нелюбимого, однако, в более мелких вопросах Фру-Фру все же их послушается. Возможно, это обусловлено еще и тем, что определенных взглядов на жизнь в целом у Фрейи нет и ей как-то легче послушаться чужого совета, чем думать самой. Пока что.

Внешность
Маменька - брюнетка, папенька - темно-русый, брат, вроде, светлый, но не слишком, а Фрейя пепельная блондинка с глазами цвета грязной воды в серебряном тазе, как тут не заподозрить неладное? Первой мыслью, конечно, было что-нибудь вроде, а не подбросили ли меня ненароком? Но нет, разрез глаз и ямочка на подбородке мамины. Да и не на стороне нажили, вроде - неповторимые пальцы на ногах у девочки в точности папины - кривенькие, пухленькие и с маленькими вогнутыми ноготочками. В общем, как у таких родителей выросла такая дочь, науке пока неизвестно.
Ростом Фрейя, в отличие от братца, особенно не вышла, "метр писятвосемь" - это, конечно не мамины "метр писяттри", но и не "метр восемясят два, хорошо кашу кушал, Эйл!", зато… Зато никто никогда не просит достать книгу "вон, с то-о-о-ой пыльной полки"! Кстати, о цифрах: Фрейя вычитала в своих любимых путеводителях по миру квиддича, что сумма веса и роста ловца должна не превышать 250, и поняла, что вот оно! Она же действительно идеальный ловец (158+47=205) - маленькая, легкая и юркая, с тех пор и бредит убийством Марлоу Шеридана. Она же еще и амбидекстер, то есть Сэлвин же двумя руками может одинаково эффективно ловить снитч, еще одно преимущество! Кстати говоря, руки у нее очень красивые, сразу видно, что Фрейя никогда ими по-настоящему не работала, они у девочки нежные, тонкие, изящные, как будто выточенные из камня, и всегда теплые. Пожалуй, единственные украшения, которые Сэлвин носит не только дома после того, как на нее наорет маменька, - это кольца. Серебряные, золотые, перстни, с камнями и без, Фру-Фру просто сходит при их виде с ума.
В одежде прежде всего ценит качество материала - не дай Бог, ей подарят шарфик из вискозы или майку из полиэфира. Фи, судари, только натуральные материалы! Из всех цветов предпочитает зеленый и серый, потому что под глаза подходят, а не потому что Фрейя на Слизерине - зная Сэлвин, она и на Гриффиндоре бы в зеленом бегала, что уж там. Последнее время маменька внезапно озаботилась тем, что деточка больно низкая и стала высылать крошке туфли на больно уж высоком каблуке, хорошо, что школьными правилами запрещено такие носить, а то бы Фрейя и себе бы ноги переломала и пол-Хогвартсу их оттоптала. Да, и к туфлям обычно прилагаются пояса, которые Пэнси почему-то называет юбками. В принципе, Сэлвин совсем не против юбок и даже любит их больше штанов, но не такие же, прости Мерлин! Длинные платья с декольте, оголенными спинами и высокой талией - это тоже очень даже ничего, по мнению Фрейи, но в школе, а что в школе? Да, здравствуют мантии и короткие стрижки!

Способности.
- набор "настоящая леди" включает в себя: умение молчать и мило улыбаться, когда надо, ходить на каблуках и не падать, краситься, болтать ни о чем и одновременно анализировать собеседников, жонглировать пятью апельсинами и сдерживать себя
- набор "выросла с братом" включает в себя: хорошо поставленный удар правой, умение делать глаза на мокром месте и сваливать всю вину на мужчину
- набор "ученица пятого курса зеленого факультета" включает в себя: знание, что у кого можно списать/попросить, умение держаться на метле без магического скотча и плеваться ядом в неугодных личностей, любовь к нумерологии, заклинаниям и ЗоТИ

Артефакты.
- ВП, 12'', корень мандрагоры, вишня
- старая, но безумно любимая метла "Келоскоп-когда-то-там", первая и, видимо, последняя любовь Фрейи
- колдограф с характером (фотографирует исключительно по четным пятницам, если почесать за объективом)
- почти полное собрание карточек с великими волшебниками; это отвратительное "почти" порой не дает Фрейе спать
- зонтик-хамелеон (идеально приспосабливается к текущему гардеробу владелице)
- кусающийся дневник (кусает только незаконно пытающихся проникнуть граждан и за грамматические ошибки)

Животное.
Мелкий, юркий и теплокровный до вонючести хорек Ума.
Собственной совы не имеет, пользуется семейным филином Фаэтоном.

Связь с игроком.
Через космос *_*

0

16

попался, ирландец
принимаю, конечно же, при условии, что перестанешь преследовать моего бедного марлоу и мечтать его убить xDDDDD

0

17

анкета1.

- Марианна Грау
- сокращения: Марго, Мари, Мара, ЭмДжей, Марина (русский манер), Мафин (кличка).
- Родилась в Италии, в 3 года совместно с матерью переехала в Россию.
- Мать подрабатывает гувернанткой, отец погиб при неизвестных обстоятельствах.
- Единственный ребенок в семье.
- Худая симпатичная девушка  (правда, до анорексии не далеко), крашенная блондинка, зеленые глаза. Пирсинг – пробит язык.
- 18 лет.
- Высшего образования нет.
- Официально работает моделью, неофициально – проституткой с 16 лет.
- В 13 лет была изнасилована старшеклассниками, после чего 5 месяцев провела в психиатрической клинике. К слову, с психикой у девушки не лады.
- Время от времени балуется кокаином, за что пару раз привлекалась в ответственности
- Астма – весомая причина для прекращения курения, вот только страсть к алкоголю меньше не стала. Любит апельсиновый сок, тем не менее, с друзьями пьет дорогой вискарь, вино, на крайняк – водку. Терпеть не может пиво и слабоалкогольные напитки.
- 2 года серьезных отношений с парнем, которого любит, но который даже понятия не имеет о её неофициальной работе. 
- Фотограф, предпочитает черно-белые фотосеты.
- Характер: жизнь ее сильно потрепала, но девочка держится, крепко стиснув зубы. Хотелось бы быть доброй, да только профессия не позволяет – вокруг конкуренты, выживает сильнейший. Работа обязала забыть про моральные нормы, доброту и наивность. Только целеустремленность, энергия, эгоизм и никакой пощады. Враг навсегда остается врагом.

Очередное субботнее утро. Что может быть ужаснее, когда за окном дождь, на глазах – слезы, в душе – пустота, а под боком новая старая физиономия? Достало! Абсолютно все. И присутствие чужого мужчины в твоей постели, и его рука на твоей груди, и губы, увлажняющие спину. Одна радость – вульгарная улыбка американского президента на тумбочке. Все продажное в этом мире, как и ты. У всех любовь на первом месте. И у монахини, и у проститутки, и у клиентов этой последней. Время истекло – вульгарная улыбка теперь твоя.

Ебать мою жизнь. Все так достало. Иногда хочется сказать этим противным старым мужланам «Пошел на хуй, тупая свинья». И не париться какой грош засунут в твой лифчик после качественного траха.
И почему? Почему все сложилось именно так? Чувствую себя принцессой из сказки, вот только рассказ не иной, как о Шреке и его приключениях. Моя жизнь  - сплошное проклятье Фионы. Днем одна, вечером – другая. Самая востребованная модель, показы, вспышки фотокамер, лживые улыбки, любимая девушка. И, о чудо, в этой успешной девице никто не узнает дорогую проститутку. Жаль, что под прицелом объектива невозможно рассмотреть душу падшего ангела.
А когда-то все было хорошо. Где мои детские мечты? Почему из счастливой Белоснежки, которая обрела любовь и объятия принца, выросла несчастная Фиона с двойной жизнью. Где мое счастливое детство? Хотя можно ли его назвать таковым? Отец умер, мы с матерью переехали в эту глушь. Будь ты проклята, Россия! Я тебя ненавижу! И ненавижу то общество, которое слепило из меня проститутку.  Я презираю людей, но довольна жизнью. Мое лицо невозможно забыть, меня тяжело пропустить даже в сумраке. Я имею все: и деньги, и славу, и любовь. Да, парень тоже есть, только слишком отдаленные мы с ним. Он постоянно в делах, а я – в погоне за деньгами. Макс не такой, как я. Верный, любящий, нежный. Он богатый. А я? А я всего лишь элитная шлюха, которую трахнули в 13 лет после школьной дискотеки, всего лишь фотограф с ненужными никому фотосетами, сумасшедшая, имеющая справку с пометкой «Здорова».
Черт. Ручка кончается. Как я желаю, чтобы и моя судьба также внезапно скончалась. Но это мечты, а они, как показывает практика, никогда не сбываются.

Из личного дневника.

анкета 2. отрывки

Кристабель Отэм

Вдох. Последняя нота, ре минор спета, аплодисменты, твой поклон и приветствие закулисного царства. Это сейчас у тебя все хорошо – обучение в хорошем университете, повышенная стипендия, любимая профессия, постоянный заработок и присутствие любимого человека. Но если смотреть на твое прошлое сквозь призму реальности, то ничего хорошего в сценарии мы не найдем. Всего лишь очередная драма. Но любое произведение искусства достойно внимания, без этого мы не в праве судить, что есть хорошо, а что – нет.
Ты родилась в далеком 1992 году, когда на улицах во всю дебоширили пневмония, грипп и лихорадка под ручку со СПИДом. Ты была мартовской неожиданностью – именно тогда мать узнала о том, что в семье прибудет пополнение под номером семь. Сложное материальное положение, толпа голодных ртов, депрессия – и твоя мать на гране нервного срыва, который мог привести к прерыванию беременности, срок-то ведь небольшой. От медицинской помойки тебя спасло лишь несчастье в семье – от лейкемии скончался второй муженек твоей мамули (первый был тираном и деспотом, с которым та жила лишь из-за денег) , по совместительству - твой отец. Они были с ней совсем недолго – каких-то 4 месяца счастья. Но и то, это стало весомым аргументом, чтобы сохранить ребенка. В память о первой, настоящей, любви.
Ты родилась в срок – холодным зимним вечером, когда во многих семьях детям рассказывают чудесные сказки. Тяжелые роды, огромная потеря крови, да еще этот страшный диагноз для новорожденной – порок сердца. Тем не менее, Лондон слезам не верит, нужно жить дальше с надеждой, она ведь умирает последней.

Шли годы, малышка Кристабелль росла и развивалась. В ее лазурных глазах всегда горела искра азарта и риска – жажда жизни, познаний и счастливого будущего давала о себе знать. Умная не по годам девчушка обгоняла на два-три года по развитию и интеллекту своих ровесников. Звери стали ее лучшими друзьями, а в книжные истории да интриги не давали скучать длинными вечерами.  Она выделялась из сплошного серого потока детей, она никого не любила и не подпускала к себе. Вечное убеждение – любви достойна только мама.  Но в ответ Крис также получала ледяное презрение – никто из шести старших детей никто не относился к Кристалл с уважением и особой теплотой. Добрая понимающая натура стала изгоем среди циничных эгоистов.
С каждым днем она становилась все умнее, красивее и интереснее. Образованная Белль любила подискутировать на различные темы, оспаривать все правила и каноны с преподавателями. Не однократно мисс Отэм посещала различные дебаты и конференции,  где не раз была замечена крутыми дяденьками и тетеньками. Приглашения в другие города, похвалы, успехи – все это только накаляло обстановку и в школе, и во дворе, и дома. А причиной тому банальная зависть.
Помимо этого в жизни Кристабелль были и другие трудности. Например, все тот же диагноз – порок сердца – постоянные наблюдения, лечение, ограничения. Как достало.
А однажды и вообще случилась из рук вон дурная ситуация. Когда 14-летняя Кристалл сидела в уютном одиночестве перед камином, читала книгу и радовалась жизни, в ее комнату ворвался пьяный старший брат. Сначала в огонь полетела книга, после одежда оказалась на полу, ну, и в конце концов – Крис в грубых объятиях этого мужлана.
А старшие сестры только наблюдали и усмехались над этой дурехой.
К счастью, все обошлось, вовремя подоспела подмога, и все такое. Но с того дня девушка жила со страхом в душе. Хотя чего скрывать еще кое-что изменилось – в глазах появилась лютая ненависть. Конечно, через много лет она простит брата, пустит слезу, кинется на шею, но будет поздно – пуля уже в виске. Одно за одним ее братья и сестры будут вымирать,  как в детской считалочке про 10 негритят. Она останется одна…

Вот ты осталась одна. Единственная и, наверное, последняя из рода Отэм. У тебя имеется молодой человек, с которым ты познакомилась в метро, и достойная любви мама, ради которой ты горбатишься в ресторане на двух должностях – певичкой и официанткой. Сейчас ты сделала шаг и оказалась на белой полосе. Не будем загадывать на перед. Судьба уже кинула кости и про наличие хеппи-энда знает только она.
Выдох. На сегодня ты свободна.

описание отношений персонажей. |из анкет 1 и 2

- Привет. Я влюбилась. Но это бессмысленная любовь. Мне сейчас очень одиноко и грустно, я должна об этом кому-то рассказать. Это должен быть кто-то чужой, кто не сможет меня ранить или задеть мои чувства. В конце концов, хоть раз пригодится интернет. Могу ли я вам рассказать свою историю?
- Здравствуйте. Но почему вы считаете, что я – это наилучший тайник для хранения секретов собственной души?
- Позвольте для начала узнать ваше имя, возраст и название того пекла, где приходится жить до смерти. Думаю, это будет не столь нагло с моей стороны.
- Мое имя – Кристабелль и я отродясь живу в пекле, именуемым Лондоном. А это порядком 19 лет.
- Прекрасно. Теперь я на все 100% уверена, что вам можно доверить все. Ведь пересечение наших путей практически невозможно. Вы – англичанка, а я обреченна коротать свои дни в столице России.
- Если вас не будет смущать мой малый возраст, можете говорить все. Этот разговор увидит только система моего компьютера. И если вы позволите, после я вам тоже кое-что расскажу.
- Очень вам признательна. Вы не обязаны читать то, что я вам буду писать. Я не прошу совета и не ищу сострадания. Меня бесит жалость и вздохи.  Мне просто необходимо выговориться. Надеюсь на понимание с вашей стороны. Вы пока подумайте, а я начну.
Меня зовут Марианна. Кости были кинуты так, что из Рима вынуждена была переехать в эту черную дыру, которую я, откровенно говоря, ненавижу.  Впрочем, как и весь социум России. Грязное место, скажу тебе. И знаешь почему? Мне 18 лет. Не думаю, что многого добилась, но что-то в этом есть, профессия достойна внимания. Я работаю моделью. Говорят, самая востребованная и популярная модель столицы. Вот только не надо комплиментов, вздохов и пустых слов. Не думай, что это круто, не надо. Да, меня действительно узнают многие, причем не только днем. Луна освещает мой путь ярче любого солнца. Я элитная проститутка. Такой меня сделал именно вышеуказанный социум.
Я продаю свою любовь, а если выражаться по-нашему, по-русски, то трахаюсь с мужиками вот уже 2 года. Господи, целых два года. А пролетело все, как пару дней. Но суть не в этом. Никто из моего дневного окружения не знает, чем я занимаюсь, когда землю окутывает тьма. Даже человек, которого я люблю больше жизни. Тот, чье кольцо я буду гордо носить на безымянном пальце, кому каждое утро буду готовить вкусный завтрак, чьи дети будут называть меня «мама».  Мы занимаемся с ним любовью регулярно, я никогда не отказываю ему в таком удовольствие, какой бы уставшей не было после ненормированного рабочего дня. Но вчера он мне первый раз заплатил. И клянусь, это был самый лучший секс в моей жизни.

из истории переписки в ICQ

Отношения:
- От лица Кристалл:
9 апреля. Я хорошо помню эту дату, словно это было вчера. Довольно насыщенный день, такие непозволительно выкидывать из своей памяти. Во-первых, утром я получила грант на развитие собственного проекта. Во-вторых, днем позвонил Ален и сообщил, что приедет через 2 дня. Да, 48 часов это ничто в сравнении с 48 днями ожидания любви. Вечером, болтая с ним в аське, мне пришел месседж с неизвестного уина. Никогда не думала, что нажав на  иконку нового сообщения, я обрету нового друга. Это была девушка, горем убитая девушка. Она написала мне на французском, я ответила на английском.  Последовало сообщение на итальянском, мои пальцы выбивали только английские буквы. Она наконец-то заговорила на родном для меня языке. Сначала я была в шоке, после перечитала ее письмо несколько раз, мне стало ее жаль. Как только я осмелилась что-то написать в ответ – девушка вышла из онлайна.

Я никогда не думала, что общение в сети может настолько увлечь. Правильно говорят, что чем дальше человек – тем больше он тебя понимает, любит и ценит. Между нами не одна тысяча километров. Но я знаю, что это верный человек, который умеет искренне любить и сочувствовать. Проститутки тоже люди, правда, жизнь треплет их немного больше, чем обычных людей. Она раскрылась незнакомому человеку, а это значит, что Мари искала надежности. Она боится, перед ней страх остаться никому не нужной. Ее просто достали эту ложные слухи и работа, я понимаю эту девушку. Затюканый обществом человек никогда не уживется в той среде.

Мы общаемся 5 месяцев. За это время я узнала о ней, больше чем ее будущий муж. Взамен, она приоткрыла завесу и моих тайн. Это больше, чем просто общение. Мы равнозначны воздуху друг для друга.

- От лица Марианны:
Что я могу сказать о Кристабелль? Ха, много, много чего могу сказать. Но эта информация будет стоить вам кучу денег. Поэтому в целях сохранности толщины вашего кошелька приведу лишь пару фактов. Мы познакомились с ней в середине весны, когда за окном лежал снег, люди ходили в пуховиках и говорили «Пиздец, и это весна». Просто однажды я включила аську, набрала в окошечке «добавить контакт» какие-то цифры, мне выдало пользователя. Это была девушка, помимо того она знала много языков. По крайней мере, так было указано в интересах этой персоны. Я начала диалог, руководствуясь несколькими языками. Она постоянно отвечала на английском. Само собой – она живет под серым небом Лондона. Мне необходимо было выговориться. Тогда думала, что просто необходимо выговориться, а нет -  я подсознательно искала близкого по духу человека. Осознание приходит лишь со временем.
Она играет роль неприметной пешки в своем окружении, а вот для меня этот человек стал королем. Да, именно королем на шахматной доске. Фигура бесполезная, но без нее пропадает весь смысл игры.
Этот тот человек, которому я необходима все 24 часа в сутки, а она мне все 25. Ха, вот как бывает в жизни – искала над кем поглумиться, а нашла лучшего друга.

анкета

о1. Имя персонажа
Kendal White | Кендал Вайт
      Кэнди, Кенд;
      о2. Артефакты
     артефактов нет
      о3. Раса
вампир-ведьма
о4. Возраст
выглядит:23
настоящий: 214 у.о.
о5. Краткая информация
»Я была очень завистливой и страшно завидовала тем, кто умеет что-то, чего не умею я. Я не умела петь,  лазить по деревьям, играть в крокет, понтоваться и  плавать. Читая «Алису в стране чудес», я дошла до строк, где говорилось, что героиня умеет плавать, и от зависти мне стало душно. Я взяла ручку и приписала перед словом «умеет» частицу «не». Дышать стало легче, но ненадолго – в тот же день по телевизору показали младенцев, умеющих плавать раньше, чем ходить. Я смотрела на них испепеляющим взглядом и втайне желала, чтоб ходить они так и не научились.»

Доброе утро. Не обращай внимания на то, что у тебя ужасно болит голова, ты не можешь понять, почему ты находишься в совершенно незнакомой постели, рядом какой-то неотесанный мужик, да и ты совершенно не можешь собрать в кучку воспоминания минувших часов. Не переживай. Такое случается, не со всеми правда, но случается. А пока ты лежишь, смотришь на зеркальный потолок, обдумываешь дальнейшую тактику хода и вспоминаешь все свои ошибки, давай знакомиться? Тебя зовут Кендал Вайт. А меня? Ну, для простоты давай введем условное имя – Рассказчик.
Итак, ты не случайно оказалась в такой в первого взгляда неловкой, но привычной для тебя ситуации. А ведь все начинается с детства. Твоя история берет свои истоки еще в недалеких несколько веков назад. Ты  родилась более 200 лет назад под жарким солнцем Венеции в семье аристократов. Спешу обрадовать: ты не единственная нахлебница, ведь у тебя есть не менее эгоистичный брат, как и ты, который добивается цели во чтобы то ни стало. Но ликуй, ты -старшая: ты авторитет в глазах родных – гордая и неподступная. Да, милая, ты даже понятия не имеешь, какая ты старая. Хотя для своих лет ты прекрасно сохранилась: эти великолепный повадки, манеры, речь, осанка прекрасно дополняют нестареющее тело. Спешу обрадовать – сколько бы тебе не было, ты никогда не состаришься, твое лицо никогда не будут портить морщины; ты навсегда останешься такой, какой и была много веков назад – красивой высокой девушкой с карими пьянящими глазами, трогательной искренней улыбкой, черными, как крыло ворона, волосами. Да, миллионы парней готовы продать душу дьяволу, хотя бы за один поцелуй с тобой. Сейчас уже не найти такого парня, который бы не хотел переспать с этой огонь - бабой. Да и что тут говорить, ты не пропускаешь мимо себя ни одного красивого галстука – рано или поздно они все окажутся у твоих ног. А как же любовь спросишь ты?  А её просто взяли и выебали, без нежности и сожаленья. Вот так, взяли и выебали, после чего несколько месяцев депрессии, истерик, тысячи пачек сигарет, бритва, лезвие, вены. Что потом? А все, сдохла ваша никчемная любовь, но все в этой жизни заменимо: душевную боль вытеснила постель – все, что осталось от того определения.
Теперь парни для тебя – это только лишь забава, хотя никто не застрахован от симпатии. И даже такая безнадега как ты может втрескаться по самые уши, но не будем забегать наперед.

Ха! А вот тут уже буду вестником с плохими новостями: не сильно радуйся тому, что ты всегда будешь таким супер-пупер крутой и сексуальной, ведь ты сама давно продала душу дьяволу. Ты проклятое создание, ты вампир… вампир… вампир. Вини себя, упрекай, рыдай, но все бесполезно.
С самого детства тебя обучали иностранным языкам, светским манерам, верховой езде, игре на фортепьяно. Казалось бы - твоя судьба предрешена с самого рождения - учеба, удачное замужество и счастливая обеспеченная семейная жизнь. Но, детка, запомни, никогда не бывает легкой жизни. Рано или поздно тебе все равно поставят подножку, поэтому лучше сбавь обороты, притормози и живи размеренной жизнью.  Кому же нужны эти глупые раны на коленках? Но ты как всегда совершенно не умеешь слушать – это качество у тебя от матери. Ты никогда не делаешь то, что тебе велят, живешь согласно своих правил и нравов, никогда не интересуешься мнением других, ибо существует только два мнения: твое и неправильное. А еще любишь ошибаться в людях. Эх. И опять это сердце предательски выдает твои тайны. Ты никогда не показываешь свою боль на людях, все держишь в себе, отравляя душу ядом одиночества, грусти, ностальгии или ненависти. А как же друзья, спросишь ты? А я поясню – у тебя их нет. Просто напросто нет. Забудь об этих жалких людишках, которые корыстно используют тебя в качестве бесплатного психолога. Но никто даже не подумал, что психолог прежде всего нужен тебе. Грубая стерва без каких-либо моральных убеждений, пафосная сучка, плетущая нить интриг. Прямолинейная, ни в коем случае не терпишь намеков и обходных путей-дорожек. Сама привыкла говорить все в лицо, не беспокоясь о последствиях – ты ведь принцесса. Ненавидишь и презираешь тех людей, которые врут, хотя сама не редко изведаешь тропу лжи. Очаровательная улыбка, огонь в глазах и невинность на лице пленят любого и заставят поверить либо простить даже за поступки с катастрофическими результатами.  Мне тебя искренне жаль, но такие, как ты недостойны сострадания и понимания.
Тебе захотелось поиграть. Ты играешь, чаще всего в любовь.  Для многих загадкой является то, если у тебя сердце вообще? Такая себе Снежная Королева. Ах, да, дорогая, корону поправь, немного влево покосило.
Ладно, так как сегодня твое прошлое, настоящее и будущее в моей власти, я смягчу обстоятельства. Не будем делать из тебя чудовище. Ты  ведьма. Нет-нет, не расстраивайся, тебе не придется махать волшебной палочкой. Твоя роль – соблазнять всех ради себя. Стоит тебе прикоснуться к очередной жертве – и вот он в твоей постели. Выгодно, не правда ли? Только не переусердствуй, ведь статус Казановы легко может оказаться опечаткой слова «шлюха».
А пока думай над своим поведением. Я устала. Но не забывай, мы еще встретимся. Немного погодя…

кризис

«Ваш абонент не отвечает или находится вне зоны действия сети. Оставьте голосовое сообщение или перезвоните позже» - в пятый раз одни и те же слова. Девушка дословно знала эту проклятую фразу и на русском, и на английском, и на французском языках. Марианне ничего не оставалось, кроме как звонить дальше. А вдруг он все-таки включит телефон, вдруг он готов простить ее, скучает, переживает и ждет ее возвращения? Как бы не так – чем больше попыток, тем больше разочарования. Макс не ждет Марину на пороге своего дома, парень не хочет мириться, он не собирается ее прощать. Все кануло в Лету, прошлого не изменишь. Нужно жить сегодняшним днем и, в конце концов, выкинуть эти нелепые розовые очки.
Мари сидела в жестком кресле огромного московского аэропорта напротив Домодедовского дьюти-фри. В той руке, где минут 15 назад, Грау держала деньги, теперь красовалась полупустая бутылка элитного пойла. На соседнем сиденье  лежал мобильный телефон с настройками автонабора одного единственного номера. Черт, черт, черт. Ну, возьми же трубку, возьми ее, возьми. До нее доносились лишь короткие гудки и выученная наизусть фраза. Виски дарило тепло телу и успокоение душе. Внезапно отчаянье рассеял телефонный звонок. Номер неопределен, скорее всего, звонили со стационарного. О, счастье!
- Алло, - холодно ответила Марина. Хоть она и виновата – девушка должна держать марку. Грау все еще надеялась услышать голос любимого человека. Ну, какой толк от дурацких надежд?! Все равно вероятность осуществления мечт равна 1 к 1000000000.
- Привет, подружка. Ну, как ты там? Куда пропала, почему на работе не появляешься? Эндрю интересовался твоим расписанием и свободным временем, - ох уж эта трещетка. Как же Мари ее ненавидела.  На другом конце провода висела  ее «коллега» по работе. Если это можно так назвать. Анжела Матяшина была такой же моделью-проституткой, как и Марианна. Вот только стаж побольше. Энжи хорошо держала марку язвительной суки,  своевременно в качестве профилактики, вставляя острые ножи в спину своим друзьям.  Мари все знала, но еще ни разу не попалась в капканы своей якобы подруги. Хочешь выжить в этом жестоком мире? Вырасти глаза на затылке. Дав отпор однажды, Марианна навсегда обратила злейшего врага в советчицу и приятельницу. С тех пор Анжела считала Грау лучшей подругой, вот только отвечала ли взаимностью наша мисс Неприступность.
- Здравствуй, Энжи. Не тараторь. Не спеши, тебе сказано! – из спокойного состояния Марианна перешла на повышенные тона. – Нормально все у меня, нормально. Где я? Да так, решила съездить в отпуск. Устала от этой московской суеты. Надоело все, отдохнуть хочу.
- И куда же ты собралась, подружка? -  интересовалась любопытная Анжела. Любопытной Варваре на базаре хрен оторвали, - так и хотелось ответить девушке, но  Грау сдержалась, выдавив из себя:
- Да, так, на днях приснилось небо Лондона, захотелось прогуляться по Тауэрскому мосту, быть может хоть там посчастливится покончить с собой.
- Ой, а что-то случилось? Почему такой голос расстроенный? – не утихала псевдо-подруга, вытягивая по слову из уст Маре.
- Нихрена не случилось. И вообще не лезь в мою жизнь, дай во всем разобраться самой. Не суй свой длинный нос в мои дела! Никогда.  Слышишь, никогда!  У меня через 10 минут заканчивается регистрация, поэтому ты сейчас говоришь все, что хотела, потом я отвечаю, отключаю телефон и ты не видела меня, не слышала и не знаешь где я могу быть до того момента, пока я первая не позвоню. Поняла? Теперь, что ты хотела?
- Я тебе об этом говорила еще в начале разговора: тебя ищет Эндрю. Он обещает большие деньги за неделю твоего внимания. Что ему сказать, подружка? – именно таковой была последняя реплика представительницы древнейшей профессии. Тамбовский волк тебе подруга, сука! – презрительно мыслила Грау.
- Скажи ему, что я ухожу с бизнеса. Я больше не собираюсь спать за деньги с богатыми ублюдками . И еще, передай, что он должен мне кучу денег. В доле я остаюсь, но трахать кого попало я больше не буду. Аривидерчи, - она отключилась и, разобрав телефон, скинула это барахло в сумку. Допив иностранное пойло русского производства, Марианна направилась навстречу приключений. Следующее, что она помнит  - это милое лицо стюардессы и сообщение о прибытии в Лондон.
Шумная Британия встретила со всеми почестями. Удивительно, но Марине повезло – солнце, жара, музыка и абсолютная свобода.

Пришло время напиться и в помощь тебе близлежащая забегаловка. Надеюсь там готовят нормальное едло и разливают нормальное пойло. Подхватив сумку, Марианна с кошачьей грацией направилась к ближайшей кафешке. Внутри было очень темно благодаря темному оформлению и доминующему бордовому цвету. В здании работал кондиционер.
Девушка сразу прошла к барной стойке и, поправив белые локоны, обратилась к такой же худой блондинке, которая стояла спиной к своему клиенту.
- Девушка, двойной «Джек Дениэлз», пожалуйста, - идеальный английский язык. Барменша повернулась лицом к Грау, на обличье которой застыла гримаса удивления.

беременная наркоманка

Вдох. Один, два, три, четыре, пять. Выдох. Старый бабушкин метод успокоится, снять напряжение. Тебе ничего не поможет, но надежда умирает последней. Вдох. Шесть, семь, восемь, девять. Выдох. И истерика. Пришла весна, тебя ебашило четвертые сутки. Как достали эти постоянные сопли - слюни, которых в последнее время в твоей жизни было чересчур много. А кто виноват? Винить нужно только себя. Не родителей, как ты считаешь, не подруг, не разгульную жизнь, а исключительно свое эго.  Еще несколько  лет назад ты не знала о всех пороках человеческих, а тихоней сидела дома, помогала маме, мыла посуду. Тобой восхищались, говоря, что ты просто чудо. Но шли дни, месяцы, годы. Сиденье дома и роль послушной доченьки – все это просто вышло из моды. Не научившись говорить слово «нет», ты узнала, что такое вкус алкоголя, запах сигарет и божественный приход. Со временем ты стала опытной девушкой, простите, женщиной, в делах амурных. У тебя было все: вип-пропуски в лучшие клубы, дорогая выпивка, модные сиги, чистый кокс и классные любовники. У тебя было все, кроме счастья. Не было того, кому можно рассказать о проблемах, поделиться счастьем, или же просто исповедаться во всех грехах. Мама? Что вы! Она до сих пор была уверена, что дочь учиться в хорошем московском вузе, ведет до безприличия девственный образ жизни и работает в каком-то общепите. Пусть работенка не очень на первое время, но и сыт всегда, и деньги имеются. Подруга? Мда, вариант еще лучше. Ты уже давно разуверилась в этих пафосных созданиях. Ты знала их настоящую натуру: серенькая мышка всегда может оказаться напыщенной сучкой. И тут в твоей жизни появился он. Твой идеал. Нет-нет, вы только не подумайте, что это очередной кобелина. Он тот, единственный. Друг. Ее Друг.
И вот сейчас, стоя перед его дверьми и настойчиво звоня в звонок, ты размышляла над правильными словами.
Фак. Да как же ему сказать? Как начать: напрямую или обходными дорогами? Блять. А если он сейчас с очередной телочкой? А что если ему не до меня, что если не выслушает, а пошлет лесом-полем? Ну, значит нахуй такие нужны. И еще одно нажатие на этот идиотский звонок. – Да открой уже дверь, черт возьми, - на эмоциях прокричала ты, продолжая атаковать дверь. Вот только уже в ход пошли не кулаки, а ноги. Не дай Бог, сломаю каблук – пиздец тебе, - да, терпение кончалось, но это было так весело, черт возьми.
Дверь распахнулась, когда ты в очередной раз замахнулась на эту железяку. Привет. Все равно, что ты делал до этого – страдал фигней или ебал какую-то телку, мне похуй. Я сильно не расстроюсь от того, что вам помешала. Но я прохожу, и ты должен выслушать меня. Не спрашивая разрешения, ты прошла мимо немного охуевшего паренька в его роскошные апартаменты. Тебе всегда нравилась эта просторная квартирка: тепло, уютно и… как дома. Тут тебя всегда ждали и любили независимо от того обдолбаная ты или нет, трезвая или пьяная, счастливая или в депрессняке. Тут тебя просто любили.
Ты плюхнулась на огромный мягкий диван, который так любила. Вроде бы и все проблемы ушли, но все же одно не давало тебе покоя. А как хотелось закрыть глаза, открыть глаза – и вернуться в беззаботное детство. Но уже слишком поздно, детка, радуга кончилась. Впереди одно говно и серые будни.
Слушай, у меня проблемы. Огромные проблемы, - слезы накатились на глаза, говорить было сложно, но ты не могла пасть прямо перед ним. Глубокий вздох и взгляд «не тяни кота за яйца» заставили тебя вывалить все, как на духу, с закрытыми глазами, лежа.
Я беременна, - левой ладонью ты закрыла себе рот, а свободной рукой нервно вцепилась в плед. – Да, идиот, я беременна. А ты что не знаешь как это бывает? Давай объясню: человек трахает человека и у 50% из них может появиться ребеночек. Вот я вошла в те 50%. Бляяяяяяять. Или объяснить более популярно, как это бывает?
Ты та еще язва, а он ненавидит таких сук. Еще мгновенье распущенного языка и ты получила хорошенькую словесную оплеуху. Лучше бы он тебя ударил. Избил. Избавил от этой жуткой ноши.
Ты по-прежнему билась в истерике на диване. А это похуже чем любая ломка. Теперь ты не имела право употреблять всякую дрянь. В твоем организме нет место наркоте, пока там живет другая маленькая дрянь.
- Понимаешь, секс по неволе, без планов на детей. Это случайность. А самое страшное: я не знаю кто отец! Что мне делать? Что? Дома не появлюсь, в нашей тусовке тоже. Заметят. Понимаешь, заметят? Блять. Как же хуево. Да, вот он, момент раскаянья. Ты лежишь на диване вся скрюченная, тебя мутит, тошнит, выворачивает наизнанку. Не от самой беременности, а от факта своего блядства. Простите, обмолвилась, беременности. Ты хотела счастливое успешное будущее, но получила ад, слёзы, боль и презрение со стороны лучшего друга. Ты замученная, но не слепая. Ему тоже было плохо. Вот только причина тебе не была известна. Он зол. Такой, каким еще никогда не был. – Почему? Почему ты такой? Вот что я тебе сделала? Почему такое отношение? Потому что я блядь? Только из-за того, что твоя подруга блядь? Так? Ну тогда зачем? Зачем вообще прикасаться ко мне? Ударь, ударь меня. Уничтожь морально, если не хочешь физической расправы. Но убей. Облегчи жизнь, - какой трогательный монолог. Ты не осознавала смысл слов. Что-что, а нести бред с умным лицом ты умела. Больно. Еще больно. Слово за словом вылетало из его рта. А тебе было уже все равно. Тишина. И вот его уже мягкий, нежный голос вновь раздался над твоим ухом. Ты вытерла слёзы и посмотрела на него с горечью и разочарованием.
- Что делать? А я не знаю. Я и пришла к тебе, чтобы совета попросить. Ты, как ни как, умнее, взрослее, опытнее в этих делах. Помоги, прошу, помоги. Я сделаю все, что захочешь, только помоги, - а вот так низко ты никогда не падала. Но все объяснимо: беременность, расстроенные чувства, отчаянье. Но ты готова на все.
- Ты тут типа не вовремя, вчера было жарко, - ехидно заметил парень.
- И что мне сделать? Уйти? Ладно, я пойду, но если меня найдут мертвой где-то в сыром переходе – это будет твоя вина. Еще неизвестно мой это ребенок или общий! – ты дура! Просто идиотка! Только что ты ползала перед ним на коленях, а тут стервозно заявляешь такое, демонстративно собираешь манатки и направляешься к выходу. Ты знаешь, что остановит. Но вот только что это будет: спокойный разговор или очередной скандал – не знает никто.

что-то

И мы опять играем в любимых
Здравствуй. Сколько же лет прошло? Не помнишь? Нет, не надо искать ответ в омутах своей мемори – три года. Не более, не менее. Ровно три года свободы и обесценивания чувства под именем любовь.
Помнишь небо? Оно хранило наши мечты.
Помнишь солнце? Оно хранило нашу надежду.
Помнишь море? Оно хранило наши секреты.
Помнишь пляж? Он до сих пор хранит нашу невинность.
Помнишь лето? Оно хранило искорки в глазах.
Помнишь осень? Желтая листва сохранила наши воспоминания.
Помнишь вечер? Он узнал тайну первого поцелуя.
Помнишь ночь? Она узнала цену прощенья.
А помнишь луну? Она разрушила все, что между нами было.
В тот день темнота похоронила наше счастье.
А что же хранило нашу любовь? Нет, милый, она не умерла. Она жива и по сей день. Вот тут, с левой стороны. Сердце, сердце сохранило нашу любовь.
Вспомнил? И я помню. Помню запах твоего тела, помню грубые прикосновения твоих рук, никогда не забуду вкус твоих губ. Теперь уже никогда. Спасибо, что помог вспомнить. Вдох-выдох. И мы опять играем в любимых.

персефона паркинсон

Помадою на зеркале о том, что сука редкая, написана тобою невидимой рукою.
Из своих окон ты не увидишь Голливуд.

Платформа 9¾ , черная полоса, траса длинной в судьбу, маски людей, и среди них ее имеет место. Первое сентября, Пенси никогда не понимала в чем радость этого дня. Каждый год одно и тоже: суетливые магглы, шумная станция, гремящие чемоданы, сентиментальные мамочки и счастливые детки. О, Боже, они же едут в Хогвартс, какое счастье. Черт бы его побрал. Магический мир уже давно перестал быть для девушки доброй сказки, да и хеппи-энда точно уж не предвещалось. Впереди мрак. Персефона взрослая девочка, она все понимала. Слизеринка усвоила правило «понимание всего с первого раза». Ненужно уметь красиво и внятно излагать свои мысли и требования, просто Перси получила хороший урок. А ведь она раньше была не такой, умела сочувствовать, проявлять милость и толерантность. Но даже самый крепкий карандаш может сломаться под чьим-то давлением. Вот и Паркинсон оказалась со слабым стержнем. Ее легко сломали. Причем удар пришел с той стороны, откуда не предполагали. Мать. Она предала дочь, буквально подкинув ее Темному Лорду. Сука. Продажная грязная потаскуха. Сама такая, еще и дочь решила ввязать в это дело. И никакие мольбы, никакие слезы, рыдания, истерика, ничто не убедило мать остановиться. В свою очередь та лишь с удовольствием смотрела, как ее дочь насильно заставляют верой и правдой служить этому сукину сыну. О, да, Персефона ненавидела не только Волдеморта, который направлял на нее палочку при любом непослушании, но и остальную его свиту, которая использовала бедную девочку для удовлетворения физических потребностей. Что тут говорить, трахали они ее, вот и все. 
Пенси сжала сильнее кулаки, ногти впились в нежную кожу ладоней, девушка закусила губу, чтоб не закричать. Да, к 17 годам ты понимаешь, что все чувства сводятся к одной банальной фразе – «не кричи». Душу терзали воспоминания минувших дней. Черт, черт, черт. Как же она ненавидит эту жизнь, презирает тех, кто сделал ее такой. Никто не понимает, не воспринимает всерьез, не видит в ней что-то особенное. Для всех она слизеринская шлюшка и оторва Пенси Паркинсон. Да и сомневаюсь, что кто-то знает ее настоящее имя.
Возможно, люди правы, называя Персефону ветреной личностью. Она мало кого принимает, мало с кем дружит, да и влюбится может не в каждого. Слово «люблю» в наше время обесценилось. Доказано, что каждый второй говорит это слово по инерции, каждый третий, чтобы затащить в постель того второго, каждый четвертый, чтобы польстить своей второй половинке. И лишь каждый двадцатый говорит это искренне,  действительно чувствуя у себя в груди пламя и страсть. Пусть у нее было этих парней больше сотни, по-настоящему любила она только двух. Оба очаровательные блондины, уважаемые в обществе люди с хорошим доходом и богатством в штанах. С одним из них у нее были грандиозные планы на будущее: свадьба, трое детишек, огромный дом и интересная жизнь. Его звали Люк. Вот только мосты разрушил самый близкий человек – мать. Да, именно в тот момент миссис Паркинсон продала дочь Темному Лорду, а тот моментально посватал Персефону с не менее обворожительным красавчиком – мистером Малфоем.
Люк и Драко. Они так похожи, но между ними легко было провести параллель. Первый – нежный, заботливый романтик с искренностью и доверием в сердце. Паркинсон сводило с ума его разговоры. Второй – грубый и циничный эгоист, привыкший получать все, со страстью в глазах. Пенси теряла рассудок от его прикосновений и насильного владения ей. Люк любил, Драко был господином. Перси разрывалась между двух огней. Один – тот, кто подарит ей счастье. Другой – кто дарит ей наслаждение, доводит до бешеного экстаза, срыва, когда ты на пределе чувств и эмоций.
Лучше иметь синицу в руках, чем журавля в небе. Она хотела всего и сразу. Власть, чувства, независимость, почтение и уважение. Лишь один  мог подарить Паркинсон этот праздник души и тела. Девушка отдала предпочтение горячему белобрысому нахалу. Один черт на пару с Пенси знает, почему она сделала именно такой выбор. Хотя нет, луч волшебной палочки тоже хранит эту тайну. Мать сделала выбор, ее рука подтвердила, а от дочери лишь требовалось принять все, как есть.
Два тела рядом, но они считай уже не вместе. Конечно, жаль рвать эту историю, но ничего не поделаешь. В ту ночь Персефона расставила все точки. Никаких запятых. Со слезами на глазах, девушка сорвала с губ Люка прощальный поцелуй и, извинившись, выдала все, что наболело за эти 3 месяца. Говоря откровенную ложь, Пенси проклинала себя за эти слова. Ничего уже не поделать. В идеале – она любила Малфоя. И точка.
Радостно загудел поезд, и лишь лицо Персефоны искажало боль и недовольство. Еще один год в Хогвартсе. Последний. Даже не верилось, что детство невольно подходит к финишной прямой. Обидно.  Паршивое настроение тоже играло существенную роль в сегодняшнем спектакле одного актера. Еще и эта встреча подлила масла в огонь. Она опять сегодня встретилась с Люком. Два тела рядом, но они  уже не вместе. Печально осознавать, что это самый близкий человек, но общего между вами как и не бывало.
Расстроенная, в поисках свободного купе девушка бродила по просторному вагону. Подсознательно слизеринка выискивала в толпе не только место уединения, но и его лицо. Драко. Вот кто необходим был ей в данный момент. Открыв очередную дверь, Перси увидела этих мерзких гриффиндорцев. Поттер, Уизли и Грейнжер выглядели такими счастливыми. Пенсии бесило совсем не то, что они занимали сторону добра,  а факт их счастья. Поттер лизался с рыжей. Вот это то, что реально задело ее чувства.
- Пиздец как мило. Сукины грязнокровки, - пробормотала себе под нос Паркинсон и побрела дальше, осматривая вагон в поисках любимого человека.
Из своих окон ты не увидишь Голливуд.
И за это прости.

Отредактировано текила. (2011-08-05 14:34:40)

0

18

:flag:

0


Вы здесь » etiquette rules » административное » teachers


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC